ВОСПОМИНАНИЯ О МОЕМ МУЖЕ ВАСИЛИИ ИВАНОВИЧЕ МАСЛОВЕ |

ВОСПОМИНАНИЯ О МОЕМ МУЖЕ ВАСИЛИИ ИВАНОВИЧЕ МАСЛОВЕ

Нет большего на свете счастья, чем жить в любви — без нервной страсти, без театрально бурных ссор любить судьбе наперекор. Любить, всем бедам вопреки, всегда, как в юности деньки. И если суждено кому потом остаться одному, жить с доброй памятью о нем, своем супруге дорогом.
И добрым словом вспоминать, и внукам память завещать.

Я приехала в Саки в 1947 году из города Фролово Сталинградской области восемнадцатилетней девушкой. Мне очень хотелось побывать в Крыму, я даже стихотворение написала: «Я так хочу поехать в Крым!» И вдруг из газеты узнала, что Чеботарский сельхозтехникум объявил о наборе студентов. Я собралась, поехала и поступила. Окончив техникум, стала семеноводом, получила направление на работу в Сакский район. Вскоре познакомилась с фронтовиком Василием Ивановичем Масловым и вышла за него замуж. Он был замечательным человеком. Сегодня я хочу рассказать о нем.
Василий Иванович Маслов родился 17 августа 1923 года в поселке Саки Крымской АССР в семье рабочего-ломщика соли Сакского химзавода.


В январе 1941-го Сакским райвоенкоматом был призван в армию и направлен на учебу в Кременчугскую авиашколу, а в апреле 1942-го переведен в Ташкентское пехотное училище. После его окончания в сентябре 1942 года прибыл на фронт командиром стрелкового взвода.
Участвовал в боевых действиях на Сталинградском, Южном, 1, 3, 4 Украинских, 1 и 3 Белорусских фронтах, принимал участие в освобождении Калмыкии, Ростовской области, Украины, Белоруссии, Польши, во взятии Праги, Кенигсберга, Берлина. Награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны II степени, Богдана Хмельницкого, медалями «За боевые заслуги», за взятие городов.
В мирное время награжден орденами «Знак почета», «Трудового Красного знамени».
Он демобилизовался в 1946 году в возрасте 23 лет в звании гвардии старшего лейтенанта. Работал помощником комбайнера, киномехаником. Был грамотным, серьезным, и его пригласили на работу в Сакский райком партии инструктором. Рядом были опытные руководители – старшие товарищи по работе: Александр Михайлович Власов, Максим Федорович Кулик, Виктор Васильевич Дмитриев. И Василий Иванович, как губка, впитывал все знания, необходимые для работы.
В августе 1959 года он перешел на сакский химический завод. Сначала начальником отдела кадров, а с сентября 1969 года освобожденным секретарем парткома. В это время примером для него стал директор Алексей Поликарпович Мещеряков. Ему на смену пришли директора Василий Тимофеевич Журавлев, Юлий Иванович Фещенко. А люди на заводе были замечательные — труженики, рационализаторы, активисты. Они не только отрабатывали смену, но и активно участвовали в общественной жизни завода: устраивали художественные вечера, концерты, цеховые соревнования художественной самодеятельности. Жизнь кипела!
А профсоюз? Он тоже работал!
Пионерлагерем на летних каникулах обеспечивали 100% детей работников химзавода! Домики на берегу моря предоставлялись всем желающим. Профилакторий круглый год оздоравливал людей.
Василий Иванович очень уважал рабочий класс.
Ему везло на хороших людей и в мирное время, и во время войны.
Прежде всего, остался жив, хотя дважды попадал в госпиталь. В первый раз, когда лечился от сыпного тифа в Ростове-на-Дону. Во время обхода врач решил, что он умер и приказал выносить. А санитарка заметила, что у него шевелится палец. Оставили. Выжил за счет своего могучего сердца.
Второй раз повезло — осколок мины, пробив шинель, ватные брюки, скользнул вниз по нательному белью. Если бы чуть ближе — не было бы ноги, или истек бы кровью. Ведь не всех раненых успевали вовремя подобрать с поля боя.
В третий раз повезло уцелеть уже после Победы. Возвращаясь домой, топали пешком. Я у него спрашивала: «А почему топали? Вас же вывозили домой вагонами». А он говорил мне: «Разве на всех вагонов хватило? А мы пехота – топай!» И вот «топала» пехота уже по Западной Украине. Впереди — лошадь, телега. Солдаты на телегу побросали свои вещ­мешки и сказали Василию Ивановичу: «Товарищ старший лейтенант, нас много, а вы один. Садитесь на телегу — отдохните». Василий Иванович отвечал: «Вот солдат Иванов идет, хромает – натер ногу, пусть он сядет».
Проехали немного – взрыв! И ни лошади, ни телеги, ни солдата Иванова. Видно, ангел-хранитель оберегал моего будущего мужа от верной смерти.
О войне вспоминать он не любил – расстраивался. Много смертей видел, а ведь когда в бой шли, каждый думал, что пуля его минует.
Но особенно тяжело было в калмыцких степях: жара, степь, ни деревца, ни ручейка. У солдат глаза воспаленные, губы от жары потрескались. Привозит полевая кухня кашу, а солдаты кричат: зачем каша, воды давай! Утром с палаток слизывали росу.
Василий Иванович проносил осколок в себе лет сорок после войны. Сакский травматолог Виталий Петрович Дядына сделал укол, надрезал щеку и вытащил кусочек железа.
Прожив с Василием Ивановичем 58 лет, хочу сказать: он был труженик, не карьерист, хорошо разбирался в людях, был довольно скромным в запросах. Увле­ченно занимался садом — яблоки выращивал самые вкусные в нашем городе. Детей своих любил, заботился, но не баловал.
Мы вместе старались им привить главное: нельзя воровать, врать, нужно жить своим трудом и по средствам. Насколько это удалось – судить людям. Но мне кажется, эти качества у них присутствуют.
И вот с 2012 года его нет с нами. Теперь мы, живые, должны помнить о нем. Иногда я, как в юности, пишу стихи и посвящаю их своему мужу:
Кончились слезы,
Осталась печаль.
Хожу на могилку.
Зачем? Отвечай!
Вспомню, что было,
Слезинку смахну.
И станет мне легче,
Как будто ты рядом
Совсем наяву.
Екатерина Маслова.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz