СОКРОВИЩЕ ГОРОДА САКИ — СТАРИННЫЙ КУРОРТНЫЙ ПАРК |

СОКРОВИЩЕ ГОРОДА САКИ — СТАРИННЫЙ КУРОРТНЫЙ ПАРК

(Окончание. Начало в предыдущем (пятничном)
номере газеты)
ПОД МИРНЫМ НЕБОМ
Старинный парк растил детей
И старикам дарил отраду
В уютной тишине аллей,
За пышной зелени оградой.
На протяжении последующих лет в парке трудились бригады озеленителей — людей, преданных своему делу, хорошо владеющих навыками ухода за зелеными насаждениями. Парковым хозяйством руководили А.Поездник, И.Щербань. В 50-80-х годах прошлого века — заместитель главного врача по хозяйственной части И. Соколов.
В 1964 году решением Крымоблисполкома сакский курортный парк внесен в перечень памятников садово-парковой культуры.
В 1965-м здесь возведен мемориал погибшим землякам, а в 1971-м зажжен Вечный огонь. Ежегодно в Дни памяти павших к нему приходят жители города, чтобы возложить цветы.
Во второй половине 70-х на смену отжившим свой век и пострадавшим во время очередного подъема грунтовых вод акациям и гледичиям на главной аллее были высажены молодые платаны. В наши дни, достигнув возраста первой своей молодости, они являются главным украшением парка. Остается надеяться, что, вопреки всем невзгодам, им суждена еще очень долгая жизнь.
Старшее поколение сакчан помнит яркие, пышные клумбы, цветущие девять месяцев в году, самоуверенных павлинов, распускавших хвосты перед зрителями, смешных «гадких утят», заботливо опекаемых прекрасными белыми лебедями, и забавного страуса.
А еще парк украшали недорогие (массового производства) скульптуры: «квартет», «девушка с веслом», «цапля с лягушками», «олень», «рабочий и колхозница», «воины советской армии» и маленький черный бюст Гоголя. По мере разрушения некоторые из них были убраны. На смену им устанавливали другие, соответствующие новым запросам статуи. Так, почему-то прямо в озере с лебедями возникла бетонная женщина с младенцем — «символ материнства».
В конце 70-х дух свободы и «западные ценности», наконец, достигли и нашего городка, и напротив похожей на дворец дореволюционной водолечебницы, на месте вполне целомудренной «цапли» появилась фигура обнаженной красавицы, получившая в дальнейшем собственное имя и существующая поныне в окружении всеобщей разрухи. Наш парк удивляет еще и тем, что ни ее, ни вождя мирового пролетариата ни разу не обидели свободно гулявшие по парку хулиганы перестройки. Уцелел и бюст Кирова, хотя большинство из нынешних сакчан уже не помнят, кем был этот человек при жизни.
В 1987 году на главной аллее появился бюст поэтессы Леси Украинки (работа заслуженного художника, лауреата государственных премий, почетного гражданина города Саки П.Мовчуна), напоминающий не только о творчестве и таланте этой удивительной женщины и пациентки Сакского курорта, но и о ее несгибаемом мужестве в борьбе с тяжелым недугом. Ее пример олицетворяет стойкость и жизнелюбие огромного сообщества инвалидов, для которых Саксакий курорт стал островом спасения и надежды.
В конце 80-х годов управление Сакского курорта замыслило очередную реконструкцию парка. Но наступившие вскоре новые смутные времена не позволили осуществить этот замысел. С тех пор старинный парк медленно и неотвратимо утрачивал свою красоту.
…Как говорила моя учительница Лидия Ивановна Бабенкова, «сорняки не сеют и не поливают, а красивый цветок и хорошего человека вырастить очень трудно». Еще труднее растить и содержать парк… Недавно ему исполнилось130 лет. Это рукотворное чудо растили, о нем заботились очень хорошие люди — отличные специалисты. И сегодня от нас зависит, выживет старинный парк или будет безжалостно поглощен обстоятельствами новых времен.
ПОТРЕБИТЕЛИ ПРОТИВ СОЗИДАТЕЛЕЙ
Вопреки законам и правилам,
Парк пилили в угоду хозяевам…
Казалось, парк вечен, незыблем как математическая константа. Да и законы были на его стороне. Памятник садово-парковой архитектуры, объект культурного наследия, особо охраняемая природная территория – эти статусы были призваны надежно защитить творение выдающегося садовника Мельниченко и великого ученого Головкинского.
Следует сказать, что, несмотря на ленинский «Декрет об использовании Крыма для лечения трудящихся» — своеобразную охранную грамоту для курортных сокровищ Крыма, человеческий фактор часто оказывал свое, кому-то удобное, кому-то выгодное, но в целом негативное влияние на окружающую среду. Так, еще в 20-30-х годах прошлого века ряд дореволюционных корпусов в парке и гостиницы на прилегающих к нему улицах были отданы под коммунальные квартиры и учреждения. Такая раздача даром доставшихся советским владельцам курорта фондов продолжалась и в дальнейшем. Со временем здания обрастали пристройками, палисадниками и огородиками. Все это никак не соответствовало исконным замыслам основателей курорта, нарушало архитектурный облик, а выглядело так и вовсе убого…
По непонятным причинам была засыпана грунтом часть пруда «Черное море», составлявшая фрагмент единой композиции и напоминавшая по форме Азовское море.
В буквальном смысле парк пилили в годы войны. По-варварски относилились к нему «цивилизованные» еврозахватчики, да и местным жителям топить было нечем. И тех, и других, как это ни кощунственно звучит, можно понять. Все же речь шла о жизни и смерти.
В годы оккупации в парке появилось даже кладбище наших врагов – немецких солдат, умерших в госпитале. Страшилками об их призраках до сих пор пугают друг дружку склонные к мистификации подростки. Но летом 2008 года останки 121-го воина вермахта, бесславно закончившего свой путь в Саках, были эксгумированы и перезахоронены заботливыми соотечественниками на немецком воинском клабище в с.Гончарном под Севастополем. Об этом свидетельствует хранящийся в архиве музея акт от 14-23 июня, подписанный руководителями поискового предприятия «Стелла-Юг», заслуженным работником культуры АРК В.Рыбкой и немецкой общественной организации «Фольксбунд» У.Меллером. Германский народный союз по уходу за воинскими захоронениями работал на деньги немецких меценатов и по официальному поручению правительства Германии. Сомневаться в тщательности проведенных им раскопок нет оснований.
После войны на закрытой территории парка отдыхали в основном молодые инвалиды, участники сражений. Но время шло, контингент курортников изменился, а вместе с ним и отношение к парку.
В начале 60-х парк открыли для свободного посещения. Народ отнесся к лозунгу «все вокруг народное — все вокруг мое» слишком буквально: городские маевки превращали газоны в место для пикников с огромным скоплением людей вокруг «самобранок» под каждым кустом. На спортивных площадках шли нескончаемые волейбольные и теннисные состязания. В открытом курзале выступали знаменитости советской эстрады. Недорогие билеты доставались не всем, но услышать артистов можно было с ближайших аллей во время прогулок по парку, а увидеть — в настежь распахнутые двери или с ветки ближайшей акации.
Летом почти ежедневно с 15.00 до 23.00 работала танцплощадка. На маленькой, но с хорошей акустикой сцене играл живой оркестр. Танцы были любимым развлечением горожан. Старожилы рассказывают, что в сумраке туевой рощи было принято оставлять коляску с ребенком, и множество малышей спокойно посапывали носиками, вдыхая оздоровительные фитонциды, пока их родители кружились в вальсе и отплясывали твист. Рядом носились дети постарше. Неженатая молодежь присматривала себе пары. Возле танцплощадки на открытом воздухе оборудовали кафе «Грибки»: под зонтиками стояли столики, за которыми можно было выпить пива или лимонада, съесть мороженое. Все выглядело прилично, по-семейному. И никому не хотелось замечать, что созданный для неспешных прогулок и ограниченного контингента посетителей парк изначально не рассчитан на массовые гуляния. Антропогенная нагрузка многократно превышала его рекреационные возможности. Но всем казалось, что зеленая бригада курорта успешно справляется с проблемами… И справлялась!
Кроме того, владельцы курорта считали возможным держать под рукой хоздворы, подсобные хозяйства, транспорт, да и просто типичный хлам, отнюдь не украшавшие берег озера и не добавлявшие изысканности старинному парку.
В новые смутно-странные времена перестройки бригады озеленителей были распущены, вода отключена. Высохли пруды и ручейки. Металлические конструкции, в том числе часть так любимого всеми «оленя», сданы в металлолом. Некто алчный «съел» лебедей, продал павлинов и фазанов. Исторические корпуса внезапно «самовоспламенялись» и «самообрушались». Повсюду появлялись рестораны в мрачном новорусском стиле. В отличие от Сак, в те же годы ценные туристические изюминки были заботливо сохранены в уже упомянутых Кисловодске и Ессентуках!
А у нас даже Башня Головкинского и бетонный исполин Бронтик оказались в плену частных владений…Сегодня эти памятники истории совершенно недоступны для экскурсионного показа! Объектов такого уровня и значения в нашем городе кот наплакал! Странно, но обе наши реликвии совершенно не оценены их нынешними хозяевами с точки зрения маркетинга. А ведь одни только названия «Бронтик» или «Планета великанов» и «Профессорский уголок» или «Первая скважина» могли бы привлечь потоки туристов в заведения, оформленные соответствующим образом. И, кстати, все эти предприятия общепита абсолютно не оригинальны, не отвечают запросам современного туриста, на фоне старинного парка выглядят громоздко и грубо, не соответствуют его стилю и смыслу.
В довершение к этому постепенному «распилу» парк был перегорожен ведомственными заборами. Его общедоступная территория сократилась до нескольких аллеек.
Как говорится, кому смутные времена, а кому выгода видна…
В НОВОМ ВЕКЕ СТАРИНА ОЧЕНЬ ГОРОДУ НУЖНА
Остановись, подумай, погоди,
Не погуби, не тронь, не навреди!
Твори, выдумывай, пробуй,
Но парк старинный — не трогай!
Сейчас, когда в нашем городе построена современная Озерная набережная, рекреационная нагрузка на парк снижена. Следовательно, сам парк может вернуться к своим первоначальным виду и предназначению — стать островком тишины и покоя, дарящим нам минуты размышлений и вдохновения. Поверьте, но многие из приезжающих в Саки мечтают именно о таком романтичном и уютном месте. Старинный парк призван быть музеем под открытым небом, повествующим об истории курорта, и одновременно дендрарием, где местные школьники могли бы знакомиться с видами растительности из разных частей света.
Глядя на то, как стремятся развернуть свой бизнес в парковой зоне деловые люди всех разновидностей, хочется призвать их к освоению новых пространств и озеленению прилегающих к их бизнес-точкам свободных территорий.
Да и, по правде говоря, городу мало одного парка. Давно пора оставить в покое гениальное произведение Мельниченко и Головкинского. Курортный парк и парк культуры и отдыха — концептуально не сочетаемые объекты! Давно пора основать новый парк на новом месте, например — на берегу Чокрака поближе к Евпаторийскому шоссе. Проект мог бы включать передвижные выставки под открытым небом, аттракционы, магазины, кафе, танцклуб, места для шашлыков овощной рынок (их очень любят туристы). При этом часть проекта может предусматривать оригинальную, эстетичную зеленую зону: розарий, варианты степной и приморской растительности, фруктовый сад. И смотровые площадки, с которых открывается вид на наш город. Пустыри у шоссе могли бы превратиться в доходное место для хватких предпринимателей. Шумный, веселый, современный и в то же время уютный и тенистый парк-ярмарка, парк-базар наверняка привлек бы внимание многочисленной публики и стал бы хорошей альтернативой старинному курортному парку.
М.ЗАДОРОЖНАЯ.
В статье использованы архивные материалы, фотографии и данные краеведческих исследований, ранее публиковавшиеся в газете «Слово города».

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz