ЗОЛОТЫЕ РУКИ И ДОБРОЕ СЕРДЦЕ |

ЗОЛОТЫЕ РУКИ И ДОБРОЕ СЕРДЦЕ

Недавно свой 90-летний юбилей отметила сакчанка , ветеран войны и труда Лидия Викторовна Шуплецова, на долю которой выпала нелегкая, но насыщенная событиями жизнь.

Родилась она в далеком 1930 году в Кировской области. Отец был бригадиром тракторной бригады, мама — трактористкой.
Когда началась война, глава семейства ушел на фронт, и женщина осталась с пятью детьми.
Лида, как старшая, вела хозяйство, ведь теперь маму видели редко: на работе она заменила мужа и сутками находилась в поле.
Впрочем, в ту пору и дети не сидели сложа руки: кроме помощи по дому, работали в колхозе. Как вспоминает Лидия Викторовна, сестренка была моложе на четыре года, однако всегда ходила со старшей сестрой в поле. Рвали лен, копали и собирали картошку, свеклу, жали ячмень серпом (на руках до сих пор остались шрамы), скирдовали сено.
В школе шили рукавицы с двумя пальцами, носовые платочки, кисеты, собирали деньги на танк – от пионеров и комсомольцев. Все это отправляли на фронт, а в посылки вкладывали записки: «Ждем вас с победой!»
— Боевых действий у нас не было, но начался страшный голод, — продолжает Лидия Викторовна. — Ели лебеду, липу, гнилую картошку с поля, пекли лепешки с торфом, за которым я ходила со старушками. Сама совсем еще ребенок, с котомкой за спиной, а из нее вода ледяная течет по спине.
От скудного питания умерли младшие дети, перестала ходить сестра, тяжело заболел брат. Чтобы не дать им погибнуть, мы с мамой вдвоем на тележке около 40-50 километров везли их в город Уржум. Посадили на крыльцо Дома малютки, тем и спасли.
Разыскали своих близких только после войны. Позже сестра окончила институт, работала на маслозаводе в Москве, брат после техникума трудился в Саках киномехаником, но, к сожалению, в 1994 году умер от инфаркта.
Сам Лидия в 1946 году поступила в медицинский техникум, после окончания получила направление в поселок Тынду – «столицу» БАМа. Десять суток ехали в вагонах, в которых раньше перевозили лошадей. Для молодежи оборудовали нары (на верхних полках девчата, на нижних – парни), на пол бросили сено. Ехали весело — с пересадками, долгими остановками, приключениями. Практически сразу закончились продукты, которые дали в дорогу родители, — смели все припасы подчистую. И сопровождающий во время долгих остановок ходил искать ребятам еду, иногда приносил «хлебное». Так и доехали. В Благовещенске молодежь встретили, машинами отправили в Тынду. Домов в поселке не было, только бараки, до больницы – два километра по тайге.
Лида была младше всех, поэтому ее оставили в Тынде, а три ее однокурсницы вместе с другими ребятами отправилсь дальше.
В местной больнице ей очень обрадовались — людей не хватало. Четыре дня девушка безвылазно провела в медучреждении, валилась с ног от усталости, а замены все не было. Врач отправилась домой, ее же оставила «на хозяйстве». Лида в слезы: «Я не могу дежурить одна. А вдруг придется роды принимать?»
Старшая коллега успокоила, мол, не переживай, с тобой останется опытная санитарка Маруся, поможет, если что.
— Я как в воду глядела: ночью привезли роженицу. И не я ее, а она меня чуть на тот свет не отправила! Только подойду — она кричит: «Маруся, убери от меня ребенка!» (это она про меня так).
Когда у женщины начались схватки, кинулась на помощь, а она как пнет меня – я аж отлетела. Очнулась в углу, вся мокрая – санитарка вылила на меня ведерко с водой, дала нашатыря.
Вот так началась моя трудовая деятельность. Роды приняла Маруся, запеленала младенца. Девочку назвали Лидой, в мою честь.
За три года много Лид появилось в Тынде, — улыбается Лидия Викторовна.
Зимой стояли страшные морозы, до — 60°. Якуты (и дети, и взрослые) ходили в оленьих шубах, разъезжали тоже на оленях.
Тетя Маруся (так стала называть Лида свою опытную коллегу) позвала ее жить к себе, относилась как к дочке.
Отработав положенный срок в Тынде, Лида по договору отправилась на целину, в Алейский зерносовхоз Алтайского края.
Работала акушеркой, кроме принятия родов, в ее обязанности также входил патронаж на дому новорожденных и беременных, утренние осмотры детей в саду и яслях, проверка питания, меню и многое другое.
До сих пор вспоминает, как однажды на лошади примчался мужчина: «Быстрее, жена умирает, не может родить!» Неслись во весь опор, Лидия думала, что вылетит из повозки на полном ходу. Только доехали до дома, как лошадь пала – загнали ее насмерть. Но роженицу с малышом спасли.
Второй случай был не менее сложен. За Лидией приехал председатель колхоза, у которого также рожала жена. Только миновали речку, как начался ураган, мост унесло течением, оборвалась телефонная связь. Ох и трудными были те роды! Но благодаря опыту и профессионализму медика, способности сконцентрироваться и принять единственно верное решение в живых остались и мамочка, и оба ее младенца.
После ремонта моста вернулась домой с подарками: председатель отблагодарил ее всякой живностью – поросятами, овцами, гусями, медом и мешком семечек. Свекровь (а к тому времени Лида уже была замужем) буквально потеряла дар речи, увидев такое неслыханное богатство.
Муж Лидии окончил военное училище, по распределению молодые уехали в Кировскую область, в поселок Лесной (Вятский исправительно-трудовой лагерь).
В те далекие годы в поселке не было ни асфальта, ни автомобиля скорой помощи. На вызовы «скорой» и вечером, и в темные ночи дежурные фельдшеры ходили пешком или выезжали на лошадях.
— Бывало, доберешься до квартиры, где надо помощь оказать, а сил совсем нет. Посидишь, помассируешь себе обе руки, отогреешься, а потом уже приступаешь к делу, — вспоминает Лидия Викторовна.
И тем не менее она успевала к каждому больному, ко всем, кто нуждался в ее внимании и заботе. Одному было достаточно доброго совета, другой нуждался в таблетках, в успокоительной микстуре, третий не мог обойтись без укола.
Сорок лет проработала Лидия Викторовна фельдшером скорой помощи. Скольких тяжелых больных от неминуемой смерти спасла, в том числе отдавая им свою кровь!
— У меня I группа крови. Как привезут тяжелого больного с большой потерей крови, хирург Кальмбах говорит: «Лида, спасай». Я ложусь рядом — прямое переливание. И это было много раз.
В 1990 году вышла на пенсию, переехала в Саки – ухаживать за мамой. Так с тех пор здесь и живет.
Воспитала двоих сыновей. Один из них пошел по ее стопам, стал врачом, трудится в стационаре города Кирова, лечит пациентов с коронавирусом.
Второй окончил военное училище, работал прокурором, вышел на пенсию в звании подполковника.
У именинницы трое внуков и трое правнуков, все они живут в Кирове, но бабушку Лиду не забывают, приезжают в гости.
— Климат в Крыму хороший, поэтому живу долго, — улыбается Лидия Викторовна – мудрая женщина с золотыми руками и добрым сердцем.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz