ОБИТАТЕЛИ КАРА-ТОБЕ |

ОБИТАТЕЛИ КАРА-ТОБЕ

В День археолога, 15 августа, вот уже в 37-й раз был зажжён праздничный костёр экспедиции Института археологии Российской академии наук на Кара-Тобе. Этот невысокий холм, подобно заколдованному месту, вечно притягивал к себе людей. Люди жили здесь всегда…

ПАМЯТЬ ВЕКОВ
Кара-Тобе, или Чёрный Холм, возвышается над окрестностями всего на десяток с небольшим метров, но виден издалека, с его вершины открывается потрясающий вид на морские и степные дали Северо-Западного Крыма.
Более пяти с половиной тысяч лет назад море плескалось прямо у подножия холма, но потом отступило, будто решив подарить людям широкую полосу песчаных пляжей и два чудесных озера. Правда, вопрос о присутствии в те времена людей на нашем побережье остаётся спорным, поскольку найденные здесь (у восточного берега озера Сасык-Сиваш) экспедицией профессора Дзенс-Литовского в 20-х годах прошлого века кремневые предметы, напоминающие орудия труда эпохи мезолита, не были достаточно изучены и навсегда затерялись в грудах других артефактов, извлечённых из крымских раскопов. Зато поселения и могильники позднего бронзового века хорошо исследованы и описаны учёными. Раскопки захоронений цепочки курганов у села Прибрежное (бывшее Кара-Тобе) экспедицией археолога Н. Шульца (1934 года), а также поселения Кара-Тобе 3 (1983 года) говорят о том, что более 3,5 тысяч лет тому назад в наших краях процветали племена, занимавшиеся земледелием и скотоводством, жившие в полуземлянках и хоронившие своих вождей в деревянных срубах под земляными насыпями. Совсем недавно, в 2018 году на Кара-Тобе было найдено каменное антропоморфное изваяние (идол) примерно того же временного периода.
…А потом прискакали на своих ретивых конях, прикатили в кибитках кочевники — скифы, приплыли по морю цивилизованные греки, а за ними — римляне…У подножия холма появился стратегически важный перекрёсток трёх дорог, ведущих в главные города полуострова — Херсонес (Севастополь), Неаполь Скифский (Симферополь) и Калос Лимен (Черноморский). За античностью следовало средневековье. Дороги становились всё оживлённее, а вдоль них росли новые человеческие поселения. Свидетелем тысяч важных и не очень заметных событий нашей истории, судеб людей и племён был холм Кара-Тобе.
В наши дни его можно назвать контрольным пунктом у западной границы города Саки. Так же когда-то называлось, переняв имя у холма, расположенное рядом село (ныне Прибрежное). Так же: Кара-Тобе, Кара-Тобе — 1, 2, 3 — археологи называют раскопы исследуемых ими древних поселений.
37-Й СЕЗОН
КАРА-ТОБИНСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ
На фоне тысячелетней истории жизни человека на Кара-Тобе срок пребывания здесь «племени» кара-тобинцев-археологов представляется не таким уж и долгим. Кажется, это было только вчера… Летом 1983 года город облетела новость: на Кара-Тобе поставили палаточный лагерь археологи. И с тех пор, вот уже 37-й раз подряд, всегда в разгар лета, они разбивают свои походные шатры и разводят костры посреди неуютной, выжженной солнцем, продуваемой суховеем степи. На протяжении всех этих лет возглавляет Кара-Тобинскую археологическую экспедицию РАН доктор наук Сергей Юрьевич Внуков. Правда, в последние годы профессора частенько отвлекают от его любимого Кара-Тобе другие важные задачи, например, раскопки Новостроечной экспедиции вдоль трассы «Таврида». Во время отсутствия главного руководителя работами на раскопе руководит его заместитель и ученик, керчанин, младший научный сотрудник Института археологии РАН Егор Евгеньевич Антонов. В составе дружного отряда археологов почти нет новичков и немало ветеранов, копающих здешнее городище на протяжении десятков лет. Среди них москвич, музеевед Антон Борисович Лагутин, завхоз экпедиции Владимир Александрович Леонтьев, сотрудник исторической библиотеки из Москвы. Несколько лет посвящает Кара-Тобе свой отпуск сотрудник Херсонесского музея-заповедника Максим Игоревич Тюрин. Обычно на Кара-Тобе приезжали около 30 человек, но в этом году в связи с карантином выезд долго откладывался, отпуска многих участников сместились, смогли собраться только 15 человек. Кстати, в силу тех же обстоятельств на многих других крымских раскопках работы так и не начались. А вот наши кара-тобинцы верны себе! В этом году в экспедиции работают люди из Москвы, Петербурга, Ярославля, Ростова-на-Дону, Севастополя. У них разные профессии, но отпуск они посвящают Кара-Тобе. Экспедицию можно назвать волонтёрской, поскольку работают эти неугомонные искатели древностей бесплатно, живут на собственные средства. Многие приезжают семьями. За последние тридцать лет неподалёку вырос целый комплекс недорогих гостиниц… Но археологи предпочитают не отвлекаться от главной задачи и, презрев комфорт, остаются верны традиционному лагерю на краю раскопа. Ежегодное обустройство начинают с приведения в порядок придорожного туалета на остановке. Раз в день ходят через шоссе обедать в столовую, но зав­трак и ужин по-прежнему готовят на собственном очаге.
— Жить в гостинице неудобно, потому что работы у нас не прекращаются целый день, — рассказывает Егор Антонов. — В раскопе проводим четыре часа утром и четыре вечером, а в остальное время моем керамику, зарисовываем, описываем, обсуждаем находки. Ну, как бы мы в гостинице отмывали керамику? Да и воды на это требуется много. Хорошо, что рядом есть музей древностей. Директор Владимир Иванович Агарков сумел обустроить его нужными коммуникациями и теперь делится с нами и водой, и светом. Большое ему за это спасибо!
Однако дело здесь не в технологии процесса. Прикосновение к прошлому требует не только физических, но и духовных усилий.
Результатом многолетней работы экспедиции стали тысячи важных артефактов и 36 томов отчётов об исследовании древнего городища. Все они хранятся в Музее краеведения и истории грязелечения города Саки и стали основой созданного в 2016 году зала «Археология Северо-Западного Крыма».
…По данным Кара-Тобинской экспедиции, в IV веке до н.э. на склоне холма у перекрёстка трёх важнейших крымских дорог возникла одна из многочисленных греческих сельскохозяйственных усадеб хоры Херсонеса. Почти 150 лет её основатели и их потомки выращивали хлеб, разводили скот, солили мясо и рыбу, водным путём поставляли свою продукцию на рынок в Херсонес, а оттуда привозили необходимые для хозяйства ремесленные изделия. Плодородная почва, близость моря — всё благоволило процветанию семейного поселения у Чёрного Холма, и казалось, что так будет всегда, хотя иногда приходилось отражать нападения коварных степняков. Но в первой половине II века до н.э. греки были вынуждены покинуть давно обжитой Северо-Западный Крым под ударами окрепших скифов. Остаётся только надеяться, что обитатели нашей усадьбы выжили и бежали в полис, хотя это и маловероятно, учитывая стремительность нападения и жестокие нравы захватчиков. Скифам усадьба понравилась. Вскоре здесь вырос небольшой посёлок, жители которого занялись скотоводством, земледелием и даже несложными ремёслами. Торговали с Херсонесом. И казалось им, что так будет всегда. Но всего через 50 лет скифский посёлок разрушили пришедшие по морю войска Диофанта, полководца понтийского царя Митридата Евпатора. Возможно, что кто-то из местных и выжил…
На месте их жилищ по приказу Диофанта была построена крепость с мощной башней-донжоном в центре. Внутри крепости обосновался греко-понтийский гарнизон, взявший под свой контроль сухопутные и морские транспортные пути Северо-Западного Крыма. Некоторые находки археологов свидетельствуют в поддержку версии, что это и был древний Евпаторион. Одна из них — фрагмент каменной стелы с победной надписью, воздвигнутой отрядом понтийских войск под командованием Аристоника. Другая подобная надпись открывает нам имя командира моряков-херсонеситов Теотима. На этот раз Кара-Тобе попал в очень крепкие руки отважных и уверенных в себе людей, которым казалось, что они пришли сюда навсегда. Однако не прошло и 80 лет, как после гибели царя Митридата в 63-м году до нашей эры греки уступили крепость скифам. Следующие полвека можно назвать периодом расцвета поселения. Оно разрослось на площадь более гектара, жители его не бедствовали. Пока в 20-м году нашей эры на него внезапно не обрушился гнев боспорского царя Аспурга. На этот раз городок сгорел дотла, со всем имуществом… Немногим выжившим предстояло стать нищими бродягами в бесприютной степи. Но они не смирились с судьбой! Возвратились на покинутое врагом пепелище, отстроили дома и, надеясь, что это навсегда, прожили здесь ещё 40 лет. Они не ушли, даже пережив вторжение легионеров римского полководца Плавия Сильвана, пришедшего на помощь осаждённому скифским войском Херсонесу. Но неисповедимый ход истории привёл к полному затуханию жизни на поселениях хоры на рубеже I-II веков новой эры, вероятно, под угрозой постоянных набегов сарматов.
Амфоры и другая глиняная посуда местного и греческого производства, металлические фибулы и украшения, конская упряжь, оружие — бесценные свидетельства жизни давних времён и исчезнувших народов — ежегодно пополняют археологическую сокровищницу Кара-Тобе.
— В этом году у нас укороченный сезон и рабочих рук не хватает, — говорит Егор Антонов, — а сделать нужно очень много: расширить площадь раскопа, установить, наконец, северную границу крепости, при этом тщательно исследовать верхние напластования. Уже есть интересные находки. Например, найдено очередное захоронение младенца в амфоре. Подобных погребений на этом городище обнаружено несколько десятков. По существовавшему у местных скифов обычаю, умерших младенцев хоронили под полом жилища или рядом с ним. А ещё мы нашли очень красивую красную бусину (в витринах сакского музея выставлено много кара-тобинских бусин, все они разные и интересные). Буквально на днях обнаружили большую зерновую яму с необычно узким горлом. В этом сезоне нам с погодой повезло, — добавляет Егор Евгеньевич, — днём не очень жарко, а ночи так даже прохладные.
Во время нашей беседы у археологов был пятнадцатиминутный отдых под большим брезентовым навесом. Один из них старательно мыл находки. Две девушки измеряли и зарисовывали найденные фрагменты керамической посуды. По команде «работать» первым поднялся и побрёл в сторону раскопа экспедиционный пёс Муха. За ним, вооружившись типично древними орудиями труда, зашагали остальные кара-тобинцы. Над городищем уже высился результат их труда — огромный «курган» вынутого грунта. Так же, как всегда в августе на протяжении этих 37 лет, на склоне холма кипела работа…
Начальник экспедиции С.Внуков и его коллеги-археологи утверждают, что работы здесь непочатый край и главные находки ещё впереди. Возможно, ещё и внукам нынешних исследователей предстоят увлекательные путешествия в прошлое через волшебный портал Кара-Тобе…
МУЗЕЙ ДРЕВНОСТЕЙ «КАРА-ТОБЕ»
Труд археологов тяжёл, экспедиционный быт суров, и нет большего счастья для исследователя, когда его находки становятся достоянием общественности, люди могут прийти в музей, увидеть профессионально изученный и описанный артефакт, узнать о жизни людей в глубокой древности и исследовательской работе учёных. Ещё лучше, если само древнее городище становится музеем под открытым небом. К сожалению, так бывает не всегда. И тысячи находок, так и не став экспонатами, томятся в хранилищах, а руины древних очагов остаются недоступными для посещения туристами, так и не превратившись в экскурсионные объекты. Более того! Бесхозные древности, каких немало разбросано по нашей степи, разрушаются вандалами, их грабят самодеятельные «любители древностей» и промышляющие на этой любви мародёры. Городищу Кара-Тобе повезло! Двадцать лет тому назад усилиями кандидата педагогических наук, директора пионерского лагеря имени Титова Владимира Ивановича Агаркова были основаны общество «Евпаторион» и Международный центр экспериментальной археологии и инновационной педагогики, а через год открыт музей древностей «Кара-Тобе». Кажется, это было только вчера. Но сейчас уже лишь старожилы помнят, как на пугающем своей дикостью, заросшем колючками холме высился построенный в послевоенные годы и вскоре заброшенный ДОТ, захламлённый и замызганный до полнейшей непрезентабельности… Теперь всем кажется, что здесь всегда был музей, да и не могло быть ничего иного! Ведь это же такое потрясающее, такое загадочное, чарующее место!
Создание музея — дело затратное во всех отношениях, требующее множества профессиональных знаний, широкого кругозора и высокого интеллекта. Вполне вероятно, что создававшим буквально из ничего музей «Кара-Тобе» энтузиастам помогали все кара-тобинские боги, прятавшиеся до поры до времени в руинах древних очагов.
— Над созданием и воплощением проекта музея трудились многие необычайно творческие, талантливые, работоспособные люди. Они взялись за это дело без всякой личной выгоды, руководили ими исключительно высокие стремления, — рассказывает Владимир Иванович. — В создании музея неоценим вклад одного из известных в Саках руководящих работников Геннадия Ивановича Бедратова, преподавателя Православного Свято-Тихвинского гуманитарного университета Викентия Генриховича Абрамяна, белорусских любителей древностей Пальчевских Галины Фёдоровны, архитектора, Бориса Васильевича, педагога, академика, а также многих других старых и новых друзей Кара-Тобе.
С первых дней музей начали активно посещать местные школьники под руководством учителей. С каждым годом Кара-Тобе преображался, расцветал, приобретал всё более ухоженный, культурный вид. У подножия холма разыгрывались невероятные исторические мистерии. Автобусы с экскурсиями потянулись в этот отдалённый от основных маршрутов уголок. Установились взаимопонимание и взаимопомощь между учёными-археологами и сотрудниками музея. Город обрёл оригинальную достопримечательность, а древнее городище — защиту от вандалов и статус объекта экскурсионного показа. Не менее, чем древности, привлекают туристов созданные руками наших современников объекты исторической реконструкции: жилища и святилища скифов. Разумеется, у музея немало проблем, особенно в этом году. Но хочется верить, что он преодолеет все трудности, и тысячи людей будут приходить на вершину Кара-Тобе, чтобы услышать рассказ о жизни предшественников и почувствовать дыхание вечности.
М.ЗАДОРОЖНАЯ.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz