ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ |

ВДАЛИ ОТ РОДИНЫ

Сакчанину Сеитвели Сеитмеметову 88 лет. Но он до сих пор до мельчайших деталей помнит события 76-летней давности, когда с территории родного Крыма депортировали крымских татар, болгар, немцев, армян и греков.
В мае 1944-го парнишке было всего 12 лет. Крым уже освободили, и все жили в радостном предвкушении скорой победы над врагом.
Но беда пришла откуда не ждали: в предрассветной тишине в дверь дома, где проживала большая и дружная семья Сеитмеметовых, раздался оглушительный стук. На пороге стояли солдаты с автоматами в руках, давшие растерянным людям считаные минуты на сборы.
— Всех крымских татар, живших в поселке Саки и его окрестностях, согнали к грузовикам и отправили на железнодорожный вокзал, — с болью в голосе вспоминает аксакал. – Мужчин практически не было – кто на фронте был, кто в трудовой армии. Остались только старики, женщины и дети. Двадцать пять долгих и мучительных дней наши товарные вагоны ехали в неизвестность. Умерших в дороге хоронить не разрешали, их оставляли по пути следования поезда.
По прибытии на место нас поселили в совхозе Баяут Хавастского района Сырдарьинской области. Мы жили в бараке, по несколько семей в одной комнате. Спали на цементном полу, подстелив солому.
К осени 1944-го люди стали массово умирать. К постоянному голоду добавились болезни – дизентерия и малярия. Ведь чистой питьевой воды в нашей местности не было, приходилось брать из водоема (хауза) мутную и зеленую.
В 1945 году вернулся из трудармии отец, но прожил с нами недолго. После его смерти матери пришлось совсем туго.
От неминуемой гибели меня спасла русская семья Ярковых, жившая в Баяуте еще с 30-х годов прошлого века (из категории раскулаченных и сосланных в Среднюю Азию).
Обессилев от голода и болезней, я лежал в бессознательном состоянии, но эти добрые, милосердные люди, забравшие меня к себе, выходили и поставили на ноги, за что я до сих пор безмерно им благодарен.
Помню комендантский режим. Крымским татарам было категорически запрещено его нарушать. Если кто-то отправлялся в соседнее село навестить родственников (без разрешения), то вполне мог получить за это 25 лет лишения свободы. Что и говорить, страшное было время тогда.
Я вырос, окончил школу, переехал в город Чирчик, стал работать на заводе и практически сразу включился в национальное движение по возвращению крымских татар на историческую родину.
Большими группами мы часто ездили в Москву, пытаясь добиться восстановления отнятых прав и свобод. Но, к сожалению, вернуться в родные края нам удалось только спустя много долгих, томительных лет.
Сегодня у меня большая дружная семья – 4 детей, 10 внуков и 11 правнуков, мы часто собираемся вместе. Глядя на них, я всегда молю Всевышнего, чтобы никто никогда не испытал такого горя и страданий, которые выпали на мою долю, на долю моих родителей, брата и сестер. Чтобы мой многострадальный, трудолюбивый крымскотатарский народ продолжал жить мирно и счастливо и вместе с представителями других национальностей прилагал все силы к процветанию Крыма…

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz