ВЕСНА, КОГДА ВЕРНУЛИСЬ НАШИ В СОРОК ЧЕТВЁРТОМ ГРОЗОВОМ… |

ВЕСНА, КОГДА ВЕРНУЛИСЬ НАШИ В СОРОК ЧЕТВЁРТОМ ГРОЗОВОМ…

КРЫМ СНОВА НАШ!
В год 75-й годовщины Победы над фашизмом, вновь и вновь перелистывая героические страницы Великой Оте­чественной войны, мы вспоминаем её этапы: внезапное и коварное нападение врага, трагедию и растерянность первых дней, бомбёжки, упрямое противостояние и отступление Красной армии, эвакуацию в тыл промышленных предприятий, сопротивление мирного населения, партизан и подпольщиков на оккупированных территориях, звериный оскал «нового порядка»… И, наконец, – коренной перелом 1943 года: маховик войны на мгновение замер под Сталинградом и начал с трудом раскручиваться в обратную сторону, медленно отодвигая линию фронта всё далее на запад. Пядь за пядью, обильно орошая священный путь своей и вражеской кровью, очищали наши солдаты родную землю от фашистской нечисти. Так, у каждого испытавшего оккупацию села или города, кроме общей для всех граждан Советского Союза Великой Победы, появился свой собственный праздник – День освобождения. День, когда вернулись наши!


Так уж распорядилась история, но нашими тогда были солдаты из всех союзных республик. В этом союзе, в этом святом боевом братстве и была наша сила. И у каждого из наших освободителей был свой счёт к врагу: сожжённые родные сёла, погибшие родственники и боевые товарищи. Уроженцев разных краёв, областей и республик объединяли чувства мести и ненависти к врагу, любви к Родине, жажды справедливости.
Следует отметить, что Германия противостояла этой грозной силе тоже не в одиночку. В рядах захватчиков, кроме немцев, шли по советской земле представители всех европейских стран. Многие из них сражались в составе национальных союзнических частей, другие – в немецких подразделениях. Кроме того, не было ни одного промышленного предприятия Европы, которое в годы войны не трудилось бы на военную мощь Германии. Естественно, на обоюдовыгодных условиях. Фактически в войне против Союза Советских Социалистических Республик участвовал куда более могучий и многолюдный союз европейских государств.
Весной 1944 года в Крыму натиску наших войск отчаянно сопротивлялась мощная группировка гитлеровцев: 17-я армия противника к началу апреля насчитывала пять немецких и семь румынских дивизий, а также большое количество специальных частей и подразделений (инженерные, охранные, строительные и др.). Основные силы армии (пять дивизий) располагались в северной части Крыма, четыре дивизии и пехотный полк — на Керченском полуострове . Три румынские дивизии охраняли побережье Крыма. Армия имела в общей сложности более 195 тыс. человек, около 3600 орудий и минометов, свыше 200 танков и штурмовых орудий. Их поддерживали 150 самолетов, находившихся в Крыму, и часть авиации, базировавшейся на аэродромах Румынии. Немецкое командование высоко оценивало стратегическое значение Крыма как плацдарма, контролирующего территории союзных Германии балканских государств и Турции, а особенно – как непотопляемого авианосца для нанесения ударов по их промышленным центрам. Войскам было приказано стоять насмерть. Правда, боевой дух румын и прочих союзников в это время уже значительно ослаб.


…Позиции на Перекопе и Керченском полуострове советские войска заняли ещё осенью сорок третьего года. Но положение на фронтах и неподходящие погодные условия ещё несколько месяцев не позволяли перейти в наступление. В размытой дождями красной глине, под ледяными ливнями, на холодном степном ветру наши воинские подразделения упрямо держали позиции и ждали приказа «вперёд».
Весна 1944 года выдалась ранней и жаркой. Уже к началу апреля солнце прогрело и высушило крымскую степь настолько, что её бездорожье превратилось в идеальный танковый плацдарм.
8 апреля в 8 часов утра с сивашских позиций началась операция по освобождению полуострова войсками 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф.Толбухина в составе 51-й армии генерал-лейтенанта ­Я.Крейзера, 2-й Гвардейской армии генерал-лейтенанта Г.Захарова. 11 апреля на просторы крымской степи вырвался 19-й танковый корпус генерал-лейтенанта И.Васильева (с 11 апреля тяжелораненого генерала заменил полковник И.Поцелуев). Перед угрозой окружения противник ослабил керченское направление, в результате на Керченском полуострове 11 апреля перешла в наступление Отдельная Приморская армия генерала армии А.Ерёменко при поддержке 8-й воздушной армии генерал-полковника Т.Хрюкина, а также Черноморского флота и Азовской флотилии. Группировка советских войск, задействованных в освобождении Крыма, включала 470 тысяч человек, 5982 орудия и миномёта, 559 танков и САУ, 1250 самолётов. На этот раз перевес был явно на нашей стороне! Опытные, закалённые в битвах бойцы буквально сметали позиции врага на своём пути. В газетах и по радио операцию по освобождению полуострова всё чаще называли «Крымской кампанией», видимо, по аналогии с историческими военными кампаниями русской армии.
Слаженно взаимодействуя между собой, подразделения стремительно продвигались в глубь полуострова. Для преследования отступавших частей противника создавались подвижные отряды. Два таких отряда из состава 2-й Гвардейской армии генерал-лейтенанта Г.Захарова получили приказ двигаться на Евпаторию.
Армейский подвижной отряд под командованием заместителя командира 24-й гвардейской стрелковой дивизии героя Советского Союза подполковника А.Пузанова, в составе усиленного 72-го гвардейского стрелкового противотанкового артиллерийского полка, одной батареи 26-го гвардейского отдельного истребительного противотанкового дивизиона, танковой группы от 512-го огнеметного батальона (командир гвардии майор Перепелкин) и подвижной отряд 3-й гвардейской Волновахской дивизии под командованием гвардии капитана Владимира Тихоновича Стебунова, в составе двух стрелковых батальонов 13-го гвардейского истребительного полка и двух батарей 22-го артиллерийского полка, взвода разведчиков, саперов (двух пушечных и одной гаубичной батарей), преодолевая минные заграждения и отчаянное сопротивление врага, пройдя без остановок 65 километров, за сутки освободили 42 населённых пункта. Истребили более 2000 фашистов. В этих боях погибло 165 воинов из состава 24-й и 3-й гвардейских стрелковых дивизий. В ночь на 13 апреля 1944 года советские войска подошли к Евпатории и к 9 часам утра полностью освободили город, после чего без промедления двинулись на Саки.
В апрельских-майских сводках 1944 года сообщалось об успешных боях и малочисленных потерях. В боях за полуостров погибло 17 000 бойцов и офицеров Красной армии. Большинство из них (около 7 000) сложили головы в смертельной схватке за Севастополь, продолжавшейся до 10 мая. Весть о том, что «Крым снова наш!», разлетелась по всему Союзу в многочисленных плакатах и газетных фотоснимках. Это произошло ровно за год до окончания Великой Отечественной войны.
Город Саки был освобождён 13 апреля 1944 года.

БОЙ БЫЛ КОРОТКИМ…

История великой страны как в маленьком зеркале отразилась в истории каждого её населённого пункта, в том числе и курортного посёлка Саки.


Сакчане, познавшие власть «нового порядка» фашистских оккупантов, навсегда запомнили необыкновенно тревожный и радостный день, когда по их родным улицам победным маршем шли советские войска. Это был день, когда вернулись наши! Правда, в апреле 44-го вернулись вовсе не те, кого местные жители провожали на фронт в июне 41-го. Призванные Сакским военкоматом бойцы сражались тогда в составе других воинских частей за свободу других населённых пунктов России, Украины, Белоруссии, Польши, Румынии, Венгрии, Прибалтики. А многие из них и вовсе не дожили до счастливого дня освобождения родного полуострова, сложили головы в боях и покоились в братских могилах всех фронтов Великой Отечественной.
Освобождавшие Крым воинские части были укомплектованы призывниками населённых пунктов, жители которых могли вовсе не догадываться о существовании посёлка Саки. Все запомнили, что первым на танке в посёлок ворвался армянин. Среди погибших при освобождении Сак и умерших в сакских госпиталях освободителей Крыма — люди из разных мест, разных национальностей. И всё-таки все они были наши!
В ночь накануне освобождения дорога ­Евпа­тория-Симферополь, по которой отступали фашисты, подверглась массированному артиллерийскому обстрелу. Позже очевидцы рассказывали: огонь был такой силы, что в Чокраке кипела вода.
Бой за посёлок продолжался около восьми часов. Впереди шли бойцы 13-го Гвардейского стрелкового полка и танкисты 512-го батальона. Кратковременные схватки произошли у Сольпрома, деревни Владимировки, железнодорожного переезда. К вечеру 13 апреля разведчики донесли, что в посёлке расположен полк пехоты, 10-15 танков, два миномёта и зенитные пушки, “наблюдается движение в сторону Севастополя”. Враг уже явно дрогнул, но не сдавался. В 19 часов началась атака двумя стрелковыми группами со стороны Владимировки и подошедшими с севера частями 24-й Гвардейской стрелковой дивизии полковника Г.Колесникова. По свидетельству участников освобождения, уличный бой длился несколько часов! Необходимо было выкурить врага из посёлка и не позволить ему отступить по Михайловской дамбе к Севастополю.
Мы не можем назвать точное число погибших в Саках в тот день. Что же мы знаем о наших спасителях, принёсших свободу в апреле 1944 года и навеки оставшихся в сакской земле?
На улице Вокзальной, во дворе частного жилого дома, стоит скромный памятник над могилой четырёх советских воинов 2-й Гвардейской армии из состава армейского подвижного отряда подполковника Л.Пузанова. 13 апреля во время боя у железнодорожной станции Саки погибли артиллеристы 14 ИПТАП: сержант Григорий Савельевич Подобед 1902 г.р. из города Чусовой Молотовской (Пермской) области; старший телефонист Дикран Кукович Чхабелия, 1923 г.р., из села Ачендари Абхазсской ССР, награждённый медалью «За отвагу»; красноармеец Рувим Павлович Ярославский, 1923 г.р., из города Баку Азербайджанской ССР, награждённый медалью «За оборону Кавказа»; Леонид Сербул, 1913 г.р., из села Новая Полтавка Запорожской области Украинской ССР. У каждого из них на родине остались родственники.
Местные жители торжественно похоронили погибших у железнодорожного переезда, принесли на свежую могилу букеты и венки. Начинающий художник Иван Доценко сделал надписи на траурных лентах и плакатах. Для захоронения выбрали открытое место, чтобы памятник был виден отовсюду и машинисты проходящих мимо него составов могли бы длинным гудком отдавать честь павшим героям. Позже переезд был перенесён, окружающая территория подверглась хаотичной застройке, и тепер уже мало кто в нашем городе может указать эту братскую могилу освободителей.
Памятник из искусственного камня установлен взамен первоначального в 1975 году при участии родственников Д.Чхабелия. Только эта большая и дружная абхазская семья на протяжении многих лет приезжала на могилу погибшего 20-летнего Дикрана и его боевых товарищей, но их молодые наследники в последние годы уже не бывают в Саках.
На плитах мемориала «Скорбящая мать» возле старого городского кладбища среди имён других похороненных в братских могилах освободителей полуострова высечены имена погибших разведчиков: гвардии красноармейцев из состава 3-й стрелковой дивизии Сергея Егоровича Демихова, 1910 г. р., и Валентина Константиновича Чернова, 1923 г. р. Для своей маленькой разведгруппы, состоящей из двух человек, они придумали название из первых слогов имён: «Севалы». Они шли впереди наших войск. И когда части Красной армии только входили в посёлок Саки, разведчики, переодевшись в немецкую форму и захватив автомобиль, уже двигались к Севастополю в колонне отступавших фашистов. Их донесения были важны для корректировки огня нашей артиллерии. Но в ночь с 13 на 14 апреля, когда Саки праздновали победу, разведчики были разоблачены и погибли в смертельной схватке. Через несколько дней на месте их гибели у села Ивановки друзья обнаружили сожжённый автомобиль и два десятка фашистских трупов.
Ещё трое погибших в день освобождения посёлка Саки — Дмитрий Митрофанович Данильченко, 1903 г. р., Владимир Дмитриевич Данильченко, 1925 г. р., и Павел Пименович Ковпак, 1910 г. р., — покоятся в небольшой братской могиле на старом кладбище под скромным обелиском с красной звёздочкой. К сожалению, мы ничего не знаем об этих бойцах и обстоятельствах их гибели. На памятнике сделана трогательная надпись: «От своих». Возможно, они были родом из наших мест…
Бой был коротким… Вокруг бушевала весна. Цвели сады. Настал вечер Чистого четверга. Хозяйки готовились к празднику Пасхи, пекли куличи, красили яйца и угощали освободителей.
В 21 час на площади в Саках состоялся митинг, был зачитан приказ Верховного Главнокомандующего, в котором выражалась благодарность бойцам и командирам 4-го Украинского фронта за взятие Евпатории, сообщалось о присвоении 24-й гвардейской стрелковой дивизии почётного наименования Евпаторийской. В ответ на оказанную честь от лица боевых товарищей выступил сержант Н. Иванов, который сказал: «Мы всегда будем действовать по-гвардейски. Никакой враг не устоит перед натиском гвардейцев-евпаторийцев.» Вслед за этими словами прозвучали залпы салюта из имеющегося в руках победителей оружия. И в ту же минуту в Москве прогремели двенадцать залпов торжественного салюта из 120 орудий в честь освободителей города Евпатории и посёлка Саки..
Так, апрельским вечером Чистого четверга, накануне Пасхи 1944 года, в Саки пришли НАШИ — освободители и спасители.
А ночью посёлок проснулся от свиста снарядов, пролетающих над его крышами. Это била по отступающему к Севастополю врагу советская дальнобойная артиллерия…

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz