СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ!

СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ!

Живет в нашем городе поколение, на долю которого выпало столько горя и бед, что порой не понимаешь, как вообще можно было все это выдержать, не сломаться, сохранить человеческое достоинство?
В нынешнем октябре свой 82-й день рождения отметила замечательная женщина, сакчанка Татьяна Владимировна Ачаповская (Конопелькина).

Родилась она в белорусском городе Бобруйске, отец, Владимир Павлович, работал грузчиком, а мама трудилась швеей.
— В нашей семье, — вспоминает Татьяна Владимировна, — было шестеро детей, но к 1941-му выжила только я, остальные умерли в младенчестве.
С началом Великой Отечественной войны отец ушел на фронт. Вскоре пришли немцы, жить стало трудно. Наступила зима: шел снег, было холодно, но отапливать жилье было нечем. Тогда мама посадила меня на саночки, и мы поехали к дедушке с бабушкой (папиным родителям) в деревню.
По соседству с нами жил полицай, и когда весной 1943-го народ начали насильно угонять в Германию, он активно в этом участвовал. Три семьи (мы, Соловей и Труханевские) решили спрятаться в находившемся поблизости лесу. Немцы стали вылавливать беглецов, приходилось с каждым днем уходить все глубже и глубже в лесную чащу.
Однажды ранним утром меня разбудила мама – солнышко только-только начинало всходить. Я стала одеваться, и в это время знакомый голос полицая закричал: «Ачаповские, Труханевские, Соловей, не бойтесь, свои идут!» Мама посмотрела в просвет высоких деревьев, растущих неподалеку, и ужаснулась: «Да какие там свои, это немцы с собаками!» В итоге нас окружили и отвели в деревню.
Начали разбираться, куда дальше отправлять арестованных. Мама сказала мне: «Стой здесь и никуда не уходи», а сама с полицаем пошла к дому бабушки с дедушкой. Позже мама рассказала, что просила полицая, чтобы он оставил нас в деревне, за это пообещала отдать отцовскую одежду, в том числе выходные хромовые кожаные сапоги, закопанные в саду. Ну, конечно, вещи он забрал, а нас вместе с другими односельчанами все равно увезли.
Сначала в соседнюю деревню. Закрыли в сарае, на землю солому бросили, на ней мы и ночевали. На следующее утро выгнали на улицу, там стоял стол, за столом — немцы. Всех записывали, а затем строили в шеренги и гнали к станции.
Не помню, чтобы в пути нас чем-то кормили. Уже в концлагере дали свеклу, нарезанную большими кусками, — острую­-острую, по всей видимости, с уксусом.
Лагерь находился в небольшом городке примерно в сорока километрах от Берлина.
Все три угнанные из нашей деревни семьи жили в одном маленьком бараке. Не скажу, что охрана была строгая, надзиратели говорили по-русски, но никуда не выпускали.
Весной 1945 года началась стрельба, утром я сидела на кровати и смотрела в единственное маленькое окошко в бараке. Напротив нашего лагеря находился мужской лагерь, оттуда стали срочно выводить людей. Я услышала, как мужчины между собой говорили, что к нам приближаются советские войска.
Днем нас выгнали из барака, и мы побежали в какой-то лесочек подальше от лагеря. А ближе к вечеру между деревьями замелькали солдаты в советской форме. Хотя все вокруг горело, гремело и взрывалось, мы почувствовали себя в безопасности.
К утру мужчины нашли лошадей, телегу, посадили на нее самых маленьких, дали сопровождающих.
Мы благополучно вернулись домой, к бабушке с дедушкой. Позже вернулся отец, он всю войну провоевал связистом, дошел до самого Берлина, был награжден.
…Прошли годы. Татьяна выросла, получила образование, создала семью. Вместе с мужем переехала в Крым, в Саки: ее супруга, летчика Александра Владимировича Конопелькина, откомандировали в авиагарнизон Саки-4.
До выхода на заслуженный отдых Татьяна Владимировна работала в системе районной потребкооперации, активно участвовала она и в жизни городского совета ветеранов – возглавляла ветеранскую «первичку» узников и жертв фашизма.
С большим уважением относится к имениннице ответственный секретарь ветеранской организации города Лидия Федоровна Клешня, характеризуя Татьяну Владимировну как добросовестного и ответственного специалиста, хорошего друга. И добавляет:
— Эта красивая, статная женщина, которая к тому же еще и прекрасно поет, всегда находила время для общественной работы. Помню, как она приносила к нам в Совет целебные травы, выращенные собственными руками, рассказывала, чем они полезны и как их следует принимать.
Еще совсем недавно в первичке, руководимой Татьяной Владимировной, было немало бывших узников концлагерей, а сейчас в живых остались единицы. Уходит поколение сильных, мужественных людей. А тем, кто по-прежнему с нами в строю, хочется пожелать доброго здоровья, бодрости духа, семейного благополучия. Живите как можно дольше и радуйте всех нас тем, что вы есть!

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz