ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ. КАК ЭТО БЫЛО

ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ. КАК ЭТО БЫЛО

Нынешней весной Крым отметил две юбилейные даты своей славной истории: пятилетие воссоединения с Россией и 75-ю годовщину освобождения от фашистской оккупации. И сейчас, и ещё много лет спустя эти события представляются и будут представляться не только значительными вехами на пути развития и укрепления российского государства, но и важными моментами в судьбе каждого его гражданина, в летописи каждой семьи. Жизнь человека, история его страны и народа содержат не только радостные, но и печальные страницы. Но русское слово «победа» несёт в себе скорее не воинское значение — «разбить», «уничтожить», а глубокий философский смысл – «жизнь после беды». Ах как много раз врагам казалось, что им удалось обмануть, растерзать, уничтожить Россию! Но её многонациональный народ сосредотачивался, объединялся и справлялся с бедой ради жизни будущих поколений. И в этом несокрушимом стремлении к вечной жизни народа были важны деяния каждого из сограждан: главы государства, военного стратега, рядового бойца, хрупкой на вид подпольщицы, юного партизана или бабушки, латающей солдатские гимнастёрки. Каждый из них твёрдо верил: беду можно преодолеть, пусть даже ценой своей собственной жизни!
Мы не вправе забывать имена творцов нашей победы. Мы должны знать и помнить, как это было, чтобы лживый и коварный недруг никогда не смел посягнуть на нашу правду и нашу победу.

ВЕСНА ОСВОБОЖДЕНИЯ
…Весна 1944 года выдалась ранней и жаркой. Родная природа как всегда была за нас. Немецкие ветераны до сих пор пытаются оправдать свои просчёты и поражения вмешательством русского «генерала Мороза», забывая о том, что и прочие силы природы неоднократно действовали как будто в соответствии с планами нашего командования. Уже к началу апреля солнце прогрело и высушило крымскую степь настолько, что её бездорожье превратилось в идеальный танковый плацдарм.
Позиции на Перекопе и Керченском полуострове советские войска заняли ещё осенью сорок третьего года. Но в Крыму отчаянно сопротивлялась мощная группировка гитлеровцев: 12 дивизий 17-й армии, 200 тысяч солдат и офицеров, 3600 орудий и миномётов, 148 самолётов, 215 танков.
8 апреля в 8 часов утра с сивашского плацдарма началась операция по освобождению полуострова войсками 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ф.Толбухина в составе 51-й армии генерал-лейтенанта Я.Крейзера и 2-й Гвардейской армии генерал-лейтенанта Г.Захарова. 11 апреля на просторы крымской степи вырвался 19-й танковый корпус генерал-лейтенанта И.Васильева (с 11 апреля тяжело раненого генерала заменил полковник И.Поцелуев). Перед угрозой окружения противник ослабил керченское направление, в результате — на Керченском полуострове 11 апреля перешла в наступление Отдельная Приморская армия генерала армии А.Ерёменко при поддержке 8-й воздушной армии генерал-полковника Т.Хрюкина, а также Черноморского флота и Азовской флотилии. Группировка советских войск, задействованных в освобождении Крыма, включала: 470 тысяч человек, 5982 орудия и миномёта, 559 танков и САУ, 1250 самолётов. На этот раз перевес был явно на нашей стороне! Слаженно взаимодействуя между собой, подразделения стремительно продвигались в глубь полуострова. На рассвете 13 апреля части 2-й Гвардейской армии генерал-лейтенанта Г.Захарова (3-я Гвардейская Волновахская дивизия гвардии полковника К.Цаликова и армейский подвижной отряд подполковника Л.Пузанова в составе стрелкового батальона 24-й гвардейской стрелковой дивизии 14-го ИПТА, 512 танкового полка и сапёрного взвода) вошли в Евпаторию и без промедления двинулись на Саки.
К вечеру 13 апреля разведчики донесли, что в посёлке расположен полк пехоты, 10-15 танков, два миномёта и зенитные пушки, “наблюдается движение в сторону Севастополя”. Враг уже явно дрогнул, но не сдавался. В 19 часов началась атака двумя стрелковыми группами со стороны Владимировки и подошедшими с севера частями 24-й Гвардейской стрелковой дивизии полковника Г.Колесникова. Короткие, но жестокие схватки произошли в районе Сольпрома, Кара-Тобе, Владимировки и железнодорожной станции. По свидетельству участников освобождения, уличный бой длился несколько часов! Необходимо было выбить врага из посёлка и не позволить ему отступить по Михайловской дамбе к Севастополю. Мы не можем назвать точное количество погибших в Саках в тот день. Известно, что четверо из них (Григорий Подобед, Дикран Чхабелия, Рувим Ярославский и Леонид Сербул) были похоронены боевыми товарищами в братской могиле возле железнодорожного переезда, пятеро (разведчики Сергей Демихов, Валентин Чернов, рядовые Дмитрий Данильченко, Владимир Данильченко, Павел Ковпак) — на городском кладбище.
В 21 час на площади в Саках состоялся митинг, был зачитан приказ Верховного Главнокомандующего, в котором выражалась благодарность бойцам и командирам 4-го Украинского фронта за взятие Евпатории, сообщалось о присвоении 24-й гвардейской стрелковой дивизии почётного наименования Евпаторийской. В ответ на оказанную честь от лица боевых товарищей выступил сержант Н. Иванов, который сказал: «Мы всегда будем действовать по-гвардейски. Никакой враг не устоит перед натиском гвардейцев-евпаторийцев.» Вслед за этими словами прозвучали залпы салюта из имеющегося в руках победителей оружия. И в ту же минуту в Москве в честь освободителей города Евпатории и посёлка Саки прогремели двенадцать залпов торжественного салюта из 120 орудий!
Так апрельским вечером Чистого Четверга, накануне Пасхи 1944 года, в Саки пришли НАШИ — освободители и спасители.

ТРАГЕДИЯ ПЕРВЫХ
…Но прежде победы была большая беда, свалившаяся на всю огромную страну и на наш маленький Саки летней ночью 1941 года…
Посёлок Саки вырос на пересечении основных транспортных путей северо-западного Крыма. В связи с этим географическим обстоятельством вокруг населённого пункта располагались важные стратегические объекты: железнодорожная станция, нефтебаза, шоссе Симферополь-­Евпатория и Евпатория-Севастополь. Западная окраина представляла собой рабочий посёлок химзавода, непосредственно граничащий с территорией промышленного предприятия. Южнее посёлка Саки и курорта, за озером, располагался военный аэродром. Все эти объекты, так удачно вписанные в мирные будни, с первых дней войны превратились в цели вражеских бомбардировок. Саки оказался в кольце постоянных воздушных атак, сначала немецкой, а в период оккупации и своей, советской, авиации. Часть бомб неизбежно попадала в дома мирного населения.


Первые бомбёжки произошли 3-4 июля. О начале войны 22 июня 1941 года и первых воздушных тревогах жителей оповестил исполняющий обязанности начальника Сакского узла связи Исаак Михайлович Фукс.
Бывший выпускник сакской школы, электрик курорта, он учился в институте связи в Одессе и в ­1941-м году во время летних каникул работал исполняющим обязанности начальника узла связи в поселке Саки. В дальнейшем И.Фукс воевал с 1942-го по 1945 годы в пехоте, в звании старшего сержанта в составе 48-й Армии 1,2,3-го Белорусских фронтов. После войны жил в Симферополе.
Несмотря на бомбёжки, наши земляки ещё больше месяца верили, что доблестная Красная Армия остановит врага, не пустит его в Крым.
Каждый восьмой житель посёлка Саки (более тысячи человек) взял в руки оружие, осознавая необходимость защищать свою землю, свой дом и близких. 362 из них пали в боях с врагом.
Летом 1941-го в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров лучшие рабочие химзавода без отрыва от производства несли службу в 9-м народном истребительном батальоне, созданном как добровольческое формирование для защиты наиболее значимых объектов народного хозяйства прифронтовой зоны от парашютных десантов и диверсионных групп противника, а также для борьбы с дезертирами и дезорганизаторами.
Сакские девушки — сандружинницы получили направление на работу на аэродром. Им поручили разливать горючую смесь в бутылки, которые затем использовали для сбрасывания на объекты противника. Во время нечаянного взрыва погибла Мария Попова, несколько сандружинниц получили сильные ожоги. Они были первыми жертвами разгорающейся войны.
Вскоре стало понятно, что удержать полуостров не удастся. На базе 9-го истребительного батальона в конце октября 1941 года был создан сакский партизанский отряд. Его командиром стал Спиридон Тимофеевич Пархоменко, участник Гражданской войны, заместитель начальника ОГПУ по борьбе с контрреволюцией и бандитизмом, один из организаторов 9-го народного батальона.Комиссаром был назначен Трофим Иванович Коваленко, 2-й секретарь Сакского райкома партии, в числе других организовывавший эвакуацию материальных ценностей п.Саки и Сакского района на Кавказ.
Отряд состоял из полутора сотен бойцов: бывших работников милиции, НКВД, руководителей организаций и учреждений п.Саки и Сакского района. В него входил конный разведывательный взвод под командованием Николая Дмитриевича Годлевского, в прошлом героя Гражданской войны, кавалериста бригады Г.Котовского. В составе взвода были К.Рязанцев, Н.Кобяков, Н.Юрко, П.Исков, М.Ластовский и др. В санитарную часть отряда, которую возглавляла Мария Владимировна Яцкова, вошли Е.Пархоменко, А.Пидорич, М.Подолян.
30 октября 1941г. немцы заняли Саки. Несмотря на опасность, 31 октября из посёлка тайно вышла и направилась к Севастополю группа партизан. В районе Николаевки она попала под обстрел немецкой мотобригады Циглера. В ходе боя 13 бойцов погибли, несколько человек получили ранения. Погибшие сакчане были первой боевой потерей крымских партизан. К сожалению, их фамилии нам неизвестны.
В дальнейшем сакский партизанский отряд вошёл в состав пятого партизанского района.
В ходе непрерывных боёв партизаны понесли большие потери. Чтобы избежать разгрома немецкими частями, командир пятого района В.Красников отправил сакский партизанский отряд (120 чел) через линию фронта в Севастополь. В середине декабря 1941 года отряд прекратил свое существование, однако сакчане еще много дней продолжали сражаться в обороне города, выполнив до конца свой долг.
ЭВАКУАЦИЯ
Отдельной, героической главой истории Великой Оте­чественной войны являются хорошо организованная эвакуация, невероятно эффективная работа в тылу по строительству предприятий оборонного комплекса и выпуску стратегически необходимой продукции. Это был настоящий второй фронт, бойцам которого порой приходилось не менее сложно, чем солдатам на полях сражений.
15 июля 1941 года директор курорта Анатолий Маркович Цигельман и главный врач Киммельман в соответствии с приказом Главкурсанупра о начале плановой эвакуации начали готовить курортное имущество к отправке на Кавказ. В августе в санаториях разместился эвакогоспиталь №168351 51-й Особой армии, руководимый доктором Д.Малаховым. Бои гремели уже на территории полуострова. Нужно было срочно спасать раненых, но при этом успеть вывезти и материальные ценности.
Имущество курорта эвакуировали в Кисловодск и спрятали в старых зданиях нарзанных ванн. Тренажёры Цандера, оборудование рентгенкабинета, наиболее ценные книги из научной библиотеки, хрупкая лабораторная посуда чудом уцелели во время бомбёжек и не попали в руки захвативших Кисловодск фашистов. Там же, в Кисловодске, А.Цигельман вступил в ряды Красной Армии. Воевал в звании рядового. Погиб под Новороссийском 28 августа 1942 года. Уходя на фронт, он оставил дочери подробные ведомости эвакуированного имущества и при этом настоятельно распорядился хранить документы бережно, не отдавать их никому, чтобы в его честности никогда и никто не посмел бы усомниться. Ведомости были переданы родственниками А.Цигельмана в сакский музей.
Абсолютное большинство сотрудников госкурорта и военного санатория получили направления на работу в военные и прифронтовые госпитали. Ряд работников, не имеющих медицинских профессий, трудился на различных предприятиях тыла.
В конце июня 1941 года стала очевидной неизбежность эвакуации Сакского химического завода. В августе поступил приказ народного комиссара химической промышленности СССР ­М.Денисова директору Сакского химического завода ­П.Чеченеву «прекратить производство, демонтировать оборудование, обеспечить отправку техники, архивов и людей в глубокий тыл страны». Срочно созданная эвакокомиссия приступила к подготовке и передаче заводского имущества военному ведомству. Кроме сакского завода, эвакуировали и Красноперекопский бромный завод. Пунктами размещения химических предприятий Крыма были выбраны город Усолье-Сибирское Иркутской области (Восточная Сибирь, Приангарье), деревня Оверята Пермской области (Северный Урал), город Славгород (Алтайский край). На новых местах жить и работать приходилось в нечеловеческих условиях. Не хватало продуктов, тёплой одежды, бытовых принадлежностей. Рабочих частично расселили у местных жителей, но для большинства жильём служили наспех сооружённые бараки и приспособленные помещения. Зима в том году выдалась на редкость холодной даже по сибирским и уральским меркам, морозы достигали 55-56 градусов, но работа не прекращалась ни в какую погоду. Предстояло построить предприятие на совершенно новом месте, в глухом лесу. Рабочие смены длились по 16 часов, трудились все: женщины, старики, подростки.
Менее чем через год после начала строительства, 5 ноября 1942 года, был подписан акт государственной комиссии о приёмке в эксплуатацию нового предприятия химической промышленности – завода № 749 в деревне Оверята Краснокамского района Пермской области. К празднику 7 ноября завод изготовил первую продукцию. Руководил стройкой, а затем и предприятием директор П.Чеченев.
Также менее чем за год, к октябрю 1942 года под руководством А.Мещерякова был построен и завод по производству хлора и каустической соды в городе Усолье-Сибирское. Кроме того, крымские химики, среди которых были и сакчане, основали бромный завод в городе Славгороде (ныне Боровое) Алтайского края.
В двадцатых числах сентября 1941 года Сакская МТС получила телеграмму с приказом об эвакуации всего имущества (трактора, двигатели, комбайны, автомашины, оборудование мастерской) со всем штатом рабочих в Сталинградскую область. 30 сентября бригады с имуществом, погруженным на колёсный транспорт, двинулись из сборного пункта в колхозе им. Луначарского по дороге к Керченской переправе. Переправа осуществлялась при помощи соединённых досками двух баркасов и буксира. На один перевоз грузили четыре — пять тракторов и тракторный вагончик с людьми. Плыли 2-3 км. до ближайшей косы, потом шли по косе, затем снова преодолевали водную преграду. За несколько дней добрались до кубанских земель.
…Весной 1944 года вслед за наступающими частями Красной Армии шли бригады срочно отозванных с фронта трактористов. Из только что возведённых уральских и сибирских заводских посёлков обратно, домой, в родной Крым, спешили эшелоны с рабочими, специалистами, их семьями, чтобы здесь, на полуострове начать восстановление предприятий.
ОККУПАЦИЯ
Звериный оскал «цивилизованных» народов, явившихся на нашу землю в составе единых рядов фашистских войск, сакчане лицезрели на протяжении двух лет и пяти месяцев вражеской оккупации. По свидетельству наших земляков, в этих рядах им пришлось повидать представителей всех европейских стран.
Летом 1941 года на сакских соляных озерах был собран богатый урожай соли. Немцы, оккупировавшие Саки, погрузили соль в вагоны и увезли в Германию. Но ещё большим богатством, чем соль, оказался запас бромной и хлормагниевой рапы, представлявших стратегические сырьевые ресурсы военной промышленности нашей страны.Полицейские под конвоем привели на завод мастеров соляного промысла, Ф.Степанова (отца будущего Героя Советского Союза, лётчика Ф.Ф. Степанова), инженера ОКСа П.Гнутова, молодых рабочих Б.Величко, В.Сашенко, Д.Маруневича и других. Но заводчане отказались раскрывать секреты производства и работать на немцев. После запугиваний и избиений шестеро советских патриотов были расстреляны.
В первые же дни немецко-фашистской оккупации пали жертвами вражеского террора коммунисты, в силу обстоятельств оказавшиеся на оккупированной территории, — Пётр Шагов, Прокофий Толок, Александр Есюков.
Страшным потрясением для мирных жителей стала казнь молодого заведующего элеватором Иосифа Тертышного. Хлеб в тот год уродил невероятно щедро. Вывезти всё зерно в тыл не удалось. Но и отдавать его врагу было нельзя. До последнего момента И.Тертышный раздавал людям зерно, остатки которого взорвал вместе с элеватором при приближении фашистов.3 ноября новые власти приказали полицаям согнать всех жителей посёлка Саки на стадион. Иосифа Тертышного привели с завязанными глазами и табличкой на груди: «комсомолец, партизан, поджигатель». Каратели приготовили верёвочную петлю на воротах стадиона, но в момент казни она оборвалась. Когда они повторили попытку, верёвка вновь оборвалась, повязка упала с глаз Иосифа. В толпе заголосили, зарыдали женщины. Иосиф крикнул: «Не плачьте, люди, скоро придут наши, отплатят фашистам за все муки советских людей! Да здравствует коммунизм!» Палач выстрелил ему в сердце. Тело повесили на воротах стадиона в устрашение местным жителям.
Увезённое с элеватора зерно люди спрятали от оккупантов. Новая власть приказала сдать зерно, угрожая расстрелом. Однако страх голода был сильнее, поэтому хлеб никто не отдал, а только перепрятали понадёжнее. Благодаря оперативности и мужеству Иосифа Тертышного большинству сакчан удалось хоть и впроголодь, но пережить первую зиму оккупации. Не вызывает никаких сомнений, что, если бы элеватор не был взорван, зерно было бы вывезено в Германию или Румынию, как соль, хлорное железо, инвентарь курорта и вещи расстрелянных мирных граждан. Еврограбители не брезговали ничем, тащили всё что можно в свои тогда ещё мирные и благополучные города.
Одним из мест массовых казней стал небольшой аэродром у села Красное. В рвы, служившие прежде ангарами для маленьких самолётов, фашисты сбрасывали казнённых. Группы мирных граждан, состоявшие из учителей, врачей, активистов, руководителей колхозов, совхозов, предприятий, собирали во дворе сакской церкви, два дня допрашивали, а на третий день вечером, когда наступал комендантский час и улицы пустели, увозили в степь на расстрел. Были среди расстрелянных и старики, и совсем маленькие дети.
М.ЗАДОРОЖНАЯ.
По материалам Сакского музея краеведения
и истории грязелечения.
(Окончание в следующем — субботнем номере газеты за 13 апреля.)

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz