БЛОКАДНОЕ ДЕТСТВО

БЛОКАДНОЕ ДЕТСТВО

В конце января Россия отметила, наверное, самую трагическую дату в своей современной истории – 75-летие снятия блокады Ленинграда (1944г.)
В этот день, 27 января, представители городского руководства навестили бывшую жительницу блокадного Ленинграда, а ныне сакчанку Нонну Константиновну Никитину.
Заместитель главы администрации Юлия Предыбайло и начальник управления труда и социальной защиты Ирина Киселева выразили искреннюю признательность в лице Нонны Константиновны всем ленинградцам за мужество, стойкость, героизм и несгибаемую силу воли, проявленные ими в тяжелые годы военного лихолетья.
Представители администрации вручили женщине памятный знак правительства Санкт-Петербурга «В честь 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады», а также цветы и памятные подарки.

Нынешней детворе сложно понять, что такое голод: прилавки магазинов завалены всевозможной продукцией. А маленькая Нонна запомнила это чувство на всю оставшуюся жизнь. Даже когда выросла и стала взрослой, даже сейчас, когда рядом родные и близкие люди, которые предупреждают каждое ее движение и ни в чем не отказывают любимой маме, бабушке, прабабушке.
Дети блокадного Ленинграда – особенные. В те страшные 900 дней противостояния, дней боли и страдания, мужества и самоотверженности они научились по-новому смотреть на жизнь, они знают цену настоящим человеческим отношениям – и каждой крошке хлеба тоже знают.
Маленькая краюшка — на длинные сутки, главным ощущением которых были постоянный голод и страх.
Блокада Ленинграда длилась с 8 сентября 1941-го по 27 января 1944 года. Немецкие войска делали все, чтобы овладеть городом, а затем его уничтожить. Но отрезанная от остального мира плотным кольцом блокады северная столица продолжала упорно сопротивляться врагу.
Мы знаем о том неимоверно трудном времени из дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой, которая день за днем описывала будни своей семьи, умершей в период с декабря 1941-го по май 1942 года.
Но Тане в первый год войны было уже одиннадцать лет, а нашей Нонне – всего четыре.
Маленькая девочка, в отличие от сразу же повзрослевшей Тани, вряд ли понимала, что происходит на самом деле, но своим чутким сердечком наверняка осознавала: в город пришла настоящая, большая беда.
Бабушка Нонны, Ульяна Семеновна Давыдова, отдавала свой мизерный паек черного хлеба ребенку, стремительно теряя силы. Внучка очень боялась остаться без родного и очень любимого человека, ведь ей уже приходилось видеть, как люди замертво падали прямо на улицах, а истощенные прохожие не могли ни помочь живым, ни похоронить умерших.
Бабушка умерла от голода, когда Нонне было 5 лет. И кто знает, что было бы с этим отчаявшимся, насмерть перепуганным ребенком дальше, если бы не сотрудники НКВД. Они ходили по опустевшим квартирам и искали оставшихся в живых.
Плачущую Нонну они обнаружили рядом с телом бабушки и передали ее в детский дом. Когда началась очередная бомбежка, маленьких детдомовцев в спешке забросили в грузовики, чтобы вывезти по льду Ладожского озера.
Девочка при падении в кузов, достаточно серьезно повредила ногу (эта травма до сих пор напоминает о себе сильными болями). На глазах малышки некоторые грузовики с детьми уходили под лед – это еще одно тяжелейшее воспоминание о ее горестном детстве. Нонне повезло: машина, в которой она ехала, удачно миновала опасный участок.
В детдоме она находилась с 1943-го по 1945-й. Но нога продолжала нестерпимо болеть, врачи уже было хотели ее отнять. На счастье девочки, за ней приехал ее отец, работавший геологом в Якутии.
Он увез дочку с собой в городок под названием Алдан, а оттуда – в Новосибирск, в военный госпиталь, где Нонне сделали сложную операцию. Ногу сохранили, за что она безмерно благодарна отцу. И хотя судьба в раннем детстве из-за сложных семейных обстоятельств развела их в разные стороны, папа все-таки забрал ее к себе, познакомил с мачехой, которая оказалась доброй, заботливой женщиной – так что ребенку снова повезло.
Судьба словно хранила Нонну от дальнейших бед и потрясений, очевидно, сочтя, что малышка и без того сполна хлебнула горя и невзгод.
Шли годы, девочка выросла, стала обаятельной девушкой, вышла замуж за хорошего парня — Виктора Никитина. В 1960 году молодая семья переехала в Крым, в Саки. Виктор устроился в карьер электриком, Нонна, окончив курсы массажистов в Симферополе, около 40 лет проработала в спецбольнице. Инструктор лечебной физкультуры и массажист в одном лице, она как могла старалась облегчить страдания инвалидов-спинальников, проходивших лечение в этом медучреждении.
Из спецбольницы и на заслуженный отдых ушла.
Сегодня Нонне Никитиной (Давыдовой) 81 год. Но лишь месяц назад ей наконец-то удалось получить удостоверение и знак «Житель блокадного Ленинграда». Столько лет прошло… но награда все же нашла своего героя (вернее, героиню)!
Главное богатство Нонны Константиновны – ее большая дружная семья. В Саках родились две дочки супругов Никитиных – Светлана и Алена, есть уже и внуки, и правнуки.
— Дети у меня хорошие, — признается пожилая женщина, — грех жаловаться. Живу в любви и заботе, у меня все есть. В моем возрасте это, наверное, самое главное. 

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz