ГЛУБИНЫ КРЫМСКИХ РАСКОПОВ

ГЛУБИНЫ КРЫМСКИХ РАСКОПОВ

На днях завершился юбилейный, 35-й археологический сезон на Кара-Тобе, обогативший науку новыми интересными находками и историческими знаниями. Неожиданно для всех возраст этого исторического объекта увеличился сразу на 3000 лет. Сенсационная новость появилась в результате находки древней антропоморфной стелы — двухголового каменного идола, установленного над захоронением жителей Крыма, возраст которого — почти 5000 лет. На фоне невероятно масштабных раскопок, проводящихся на маршруте трассы «Таврида», наше городище представляется крошечной, но яркой точкой на карте археологических объектов Крыма. С момента его открытия на протяжении всех тридцати пяти лет Кара-Тобинской экспедицией Института археологии Российской академии наук руководит доктор исторических наук Сергей Юрьевич Внуков. В 2016 году он назначен начальником Крымской новостроечной археологической экспедиции ИА РАН. Как всегда в конце августа мы встретились с Сергеем Юрьевичем и расспросили его об итогах прошедшего сезона.

— Сергей Юрьевич, очень приятно видеть вас вновь здесь, на вашем любимом объекте, на нашем Кара-Тобе. Но, поскольку теперь вы руководите еще и раскопками на трассе «Таврида», то сначала все-таки о них, о раскопках века.
— Да! Раскопок такого масштаба в Крыму еще не было. В настоящее время это крупнейшая экспедиция в стране. В ней принимают участие Институт Археологии РАН, Санкт-Петербургский Институт истории материальной культуры, Институт археологии и этнографии СО РАН, Институт археологии Татарстана АН РТ, Новосибирское отделение РАН, Крымский Институт археологии РАН, Крупнейшие крымские музеи.
Фронт работ протянулся на 300 километров. Раскопки ведутся большими площадями. Сейчас уже исследовано до 60 гектаров. Для сравнения: на Кара-Тобе за 35 сезонов площадь раскопа составила всего 1/4 гектара. Но здесь мы работаем академическими методами: вручную, медленно.


На Тавриде используются все самые современные виды исследований: геомагнитная разведка, космическая фотосъемка и фотографирование с дронов, лазерное сканирование и другие. Верхние слои грунта снимают техникой, тоже очень осторожно, под наблюдением археологов, обязательно тщательно просматривая содержимое отвалов.
В разгар сезона на раскопках работали больше 1000 человек! И далеко не все они археологи. Среди них много специалистов самых разных профессий: антропологи, палеозоологи, почвоведы, геодезисты, ученые, инженеры, рабочие. Трасса строится быстро, нужно успеть провести археологические исследования раньше, чем подойдут строители.
— Оправданы ли такие масштабные работы? Что удалось раскопать? Много ли находок?
— Да! Находок десятки тысяч. И это действительно интересные, ценные археологические предметы всех исторических периодов. Кроме того, найдено и исследовано более 90 памятников, от палеолита до начала XX века: стоянки, курганы, поселения, погребения разных эпох и народов.
Если говорить о глубочайшей древности, то в Бахчисарайском районе, в селе Новенькое открыта стоянка первобытного человека среднего палеолита, эпохи Мустье, возраст которой датируется от 80 до 30 тысяч лет. Вероятно, там жили неандертальцы, об этом свидетельствует культура обработки камня (нуклеусы, отщепы, пластины, скребки, скобели и др.). Но позже, в менее глубоких слоях, видны следы кроманьонцев, орудия труда бронзового века и даже средневековые стрелы. Впрочем, как и везде в Крыму: археологические слои, лежащие в одном раскопе, преподносят нам много артефактов, относящихся к разным историческим периодам.
У села Яблочное Белогорского района исследована стоянка более поздних этапов каменного века (мезолит-неолит), судя по всему, небольшие группы людей останавливались там для кратковременного пребывания, но на протяжении многих тысяч лет.
Четырнадцать курганов бронзового века открыты и уже исследованы вдоль всей трассы. Самые ранние из них принадлежат носителям ямной и кеми-обинской археологических культур. Для их погребального обряда характерно размещение умерших на боку, с поджатыми ногами. При этом кеми-обинцы использовали для захоронений каменные ящики, внутренние стенки которых украшали нанесенными охрой орнаментами. Позже при строительстве курганов появляются все более сложные каменные конструкции.
Великолепный курган у села Льговское преподнес нам хорошо сохранившееся, очень редкое для Крыма погребение киммерийского вождя с бронзовыми конской упряжью, посудой и железным кинжалом.
Очень интересное поселение времен бронзового века найдено у села Лугового. Более 20 жилищ его обитателей располагались по кругу, а в центре находилась большая площадь, очевидно, для загона скота. Судя по находкам, жители поселения вели оседлый образ жизни. Среди домов выделяются мастерские и хозяйственные постройки. Обнаружено множество предметов утвари, орудий труда, которые могут стать украшением музейных экспозиций.
Ранний железный век представлен более чем десятью курганами скифской и кизил-кобинской культур. Причем, кроме них, к этому периоду относятся и многочисленные впускные захоронения в курганах более ранних периодов. В скифских захоронениях встречаются бронзовые наконечники стрел и украшения, уникальные железные предметы, керамические сосуды.
Античные поселения, раскопанные на трассе «Таврида», существовали только на территориях Боспорского царства (Керченский полуостров) и в окрестностях Херсонеса (Севастополь).
Великолепный курган Госпитальный под Керчью, судя по богатству обнаруженных в нем находок и настенным росписям, без сомнений, можно отнести к царским. Его высота 8 метров, а значит, это самый высокий курган из найденных в Крыму за последние 120 лет!
Судя по исследованиям более чем двухсот погребений на территории Ленинского района, это были достаточно благополучные времена: обитателей окрестных поселений можно назвать «состоятельными» людьми. В могилы рядом с умершими они помещали красивые дорогие вещи как местного, так и импортного производства. Это говорит о довольно хорошем уровне развития ремесел на полуострове и о существовании торговых связей, международных отношений с другими странами.
То же можно сказать и о захоронениях I-V веков нашей эры у села Фронтовое под Севастополем. Честно говоря, впервые вижу столько богатств в могилах обычных, рядовых сельских жителей. Обитали здесь скифы, позже — сарматы, готы. Жили неплохо, можно сказать — богато.
Средневековье преподнесло нам много удивительных, даже загадочных открытий. Например, в Бахчисарайском районе у села Курортное обнаружен ров, заполненный скелетами без голов. Скорее всего, здесь захоронены жертвы массовой казни — кочевники домонгольского времени. Вряд ли нам удастся когда — нибудь установить обстоятельства трагедии, произошедшей более тысячи лет тому назад. Мы можем лишь предполагать, за что и почему именно так были казнены все эти люди и что сделали с их головами враги-победители.
Чрезвычайно ценные находки золотоордынского периода извлечены из глубин раскопа у села Жемчужина Кировского района. Вероятно, здесь находилась загородная вилла состоятельного аристократа. Позднее средневековье представлено татарскими, турецкими, русскими монетами, бытовой утварью, украшениями, орудиями труда.
В Белогорском районе у села Некрасово обнаружен уникальный инженерно-строительный объект — «Малый каменный мост», проложенный через ручей Ашиль, пересохший в конце XIX века. Ширина моста — 7,5, длина — 10,5 метров. Это единственный в Крыму образец дорожного строительства конца XIX — начала XX веков, оставшийся от старинного почтового тракта. Журналисты уже успели «окрестить» сооружение «Мостом Екатерины II», но археологи пока не спешат с окончательными выводами о датировке его возникновения. Мост расположен вблизи современной трассы «Таврида» и может служить образцом преемственности традиций дорожного строительства на полуострове. После реставрации его будет можно использовать как объект экскурсионного показа.
Впрочем, XIX век представлен еще несколькими значимыми объектами. Например, остатками старинной почтовой станции «Оргин» — первой по расположению на пути от Керчи к Симферополю.
Множество разнообразных предметов офицерского и солдатского военно-полевого быта преподнесли нам раскопки летнего военного лагеря крепости «Керчь». Выезжая на маневры, офицеры брали с собой дорогую посуду и прочие вещи, казалось бы, совершенно не сочетающиеся с суровыми буднями военной службы. Но по прошествии лет все это позволяет нам понять и воссоздать атмосферу времени, представить эпоху посетителям музеев.
Отдельная, важная и глубокая тема — находки времен Крымской, гражданской и Великой Отечественной войн, требующие особенно уважительного отношения, поскольку велика возможность обнаружения останков погибших.
Таким образом, раскопки на Трассе «Таврида» дают полный срез Крымской истории от глубочайшей древности до нашего времени.
— Все это очень интересно. Но куда поступят все эти исторические ценности?
— Все находки уже сейчас поступают в крымские музеи. Для их хранения и экспонирования необходимы соответствующие условия, да и просто дополнительные площади. Сейчас идет работа над проектами нового исторического кластера в Керчи и расширения музея на Херсонесе. Нам даже удалось уговорить проектировщиков «Тавриды» сдвинуть на несколько метров трассу там, где расположены наиболее ценные объекты, такие как «Малый мост» или курган «Госпитальный». Президент РФ Путин нас поддерживает. Средства выделяются. У археологов появилась уверенность в том, что результат нашей работы не только обогатит музейные коллекции, но и послужит основой новым экспозициям и делу популяризации научных знаний о прошлом человечества, найдет достойную оценку среди широких кругов любителей истории.
— А теперь расскажите о Кара-Тобе. Не померкла ли его привлекательность в ваших глазах после работы в Новостроечной экспедиции. Что найдено в этом году?
— Кара-Тобе — очень интересный объект. Я работаю здесь тридцать пять лет, и каждый сезон преподносит новые, неожиданные сюрпризы. В этом году здесь работали всего 22 человека, немного меньше, чем обычно. Людей не хватает, работы много, раскопали относительно небольшие площади. Но выбрали больше двадцати глубоких ям и нашли много интересного! Например, несколько монет Митридата Евпатора. И это не случайность! Это подтверждение того, что здесь до 70-х годов I века до н.э. действительно стояли понтийские войска. В предыдущие годы мы уже собрали целую коллекцию монет, можно сказать, лучшую среди других, найденных в поселениях Северо-западного Крыма того же периода.
Но особенно ценные находки ждали нас в более глубоких археологических слоях. Под одним из углов крепостной стены еще в прошлом году мы обнаружили остатки древнего кургана. Строители крепости во II в до н.э. срыли, сравняли с землей курганную насыпь III т.л. до н.э. Углубившись в подкурганные слои, мы обнаружили захоронение эпохи бронзы: скелет, лежащий в небольшой яме в скорченном состоянии, что характерно для находок соответствующего времени. В этом году в другой части крепости мы вновь натолкнулись на нетипичные внедрения почвы и, имея прошлогодний опыт, сразу поняли, что это тоже остатки кургана. На этот раз в подкурганном захоронениии в маленькой, тесной яме плотно размещались три скорченных скелета. Сверху яму закрывала каменная антропоморфная стела, уложенная горизонтально. Стела высотой около метра и шириной полметра изготовлена из местного известняка и представляет собой примитивное, условное изображение человеческой фигуры с двумя головами, с высеченными на ней сложенными на груди руками, поясом, топориком и еще какими-то пока непонятными нам символами. Вероятно, она была покрашена охрой. В ней много типичных для своего времени признаков, но две головы у одного идола встречаются не часто.
После этой находки датировка объекта Кара-Тобе углубилась почти на три, по крайней мере, на 2,5 тысяч лет! Если раньше мы говорили об исследовании периода античности, начиная со II в до н.э, и определяли возраст объекта двумя — двумя с половиной тысячами лет, то теперь можем уверенно сказать о находках III т.л. до нашей эры, предположительный возраст которых около V тысяч лет!
— Каковы перспективы раскопок в нашем районе?
— В позапрошлом году произведена археологическая разведка в окрестностях Кара-Тобе и на побережье озера Сасык-Сиваш. Есть интересные объекты. Установлены места расположения многочисленных курганов, следов поселений. Первый план археологических объектов данной местности был составлен еще археологом Шульцем в 1934 году. Тогда здесь существовала хорошо заметная цепочка курганов. В последующие годы многие из них были уничтожены. В те годы техника уже позволяла срезать курган, погрузить его в грузовик и увезти на очередную стройку, где требовалось большое количество грунта, например — на прокладку дамб, дорожных насыпей. Можно лишь предполагать, какое количество исторических ценностей утрачено в результате такой активной хозяйственной деятельности. Но подкурганные камеры наверняка сохранились, и в них нас еще ожидают тайны прошлых тысячелетий. В ближайшее время необходимо продолжить исследования местности, составить подробную карту объектов, поставить их на учет, оформить документы, установить охранные знаки. Сохранив эти исторические объекты, мы подготовим основу для работы археологов будущего.
За 35 лет раскопок на Кара-Тобе в нашей экспедиции выросли молодые профессиональные археологи. Один из них — керчанин Егор Антонов, мой заместитель по Кара-Тобинской экспедиции. Сейчас он готовится к защите кандидатской диссертации на тему «Позднескифское домостроительство». В этом году я впервые поручил ему составление отчета о результатах археологического сезона на городище, поскольку сам очень занят на трассе «Таврида». Там сейчас действительно ведутся раскопки века. Но и Кара-Тобе, и другие объекты Северо-западного Крыма и сакских окрестностей не утратили своего значения и представляют собой огромный интерес для исследователей.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz