Юлия Михайлова: улыбаюсь и живу дальше

Юлия Михайлова: улыбаюсь и живу дальше

Мы часто сетуем на жизнь, порой нас выбивают из колеи даже незначительные события. Но есть люди, которые не сдаются и даже в самых безвыходных ситуациях стойко держат удар. Причем, до того, как в их судьбу ворвалась беда, они зачастую даже не представляют, насколько сильны духом и волей. 

Не так давно мы писали о новогодних сюрпризах, которыми порадовали гостью нашего города, проходящую лечение в санатории «Саки», представители городского руководства и этой здравницы.

Нас заинтересовала судьба этой мужественной девушки, и сегодня мы расскажем о ней более подробно. 

Юля Михайлова – из их числа. Родом она из Донецка, после окончания школы поступила на курсы косметолога и визажиста, окончила Донецкий институт психологии и предпринимательства.

Когда девочке было два года, отец ушел из семьи, оставив маму Юлии с маленьким ребенком на руках. Несколько лет назад мамы не стало. А потом в Украине начались военные действия, и жизнь горожан разделилась на две половины – тогда и сейчас. Но если в сердцах дончан теплится надежда, что когда-нибудь она вернется в мирное русло, то есть у Юли еще один рубеж, имеющий необратимые последствия, – во время теракта она потеряла кисть руки и часть ноги.

Этот страшный день будет жить в ее сердце незаживающей раной. 22 января Юля, как обычно, ехала утром на работу – в райотдел полиции, где трудилась старшим делопроизводителем. В 8.30 троллейбус, на котором она ехала, попал под артобстрел. В результате теракта погибли 13 человек, многие получили осколочные ранения. В их числе была и Юля.

В тяжелейшем состоянии ее доставили в больницу, врачи не давали никаких шансов, что смогут ее спасти.

— Рука оторвана была сразу, я видела две торчащие кости, все это висело на мышце. Оборачиваюсь, сзади меня сидели две женщины, головы у них были странно наклонены, неестественно, и я понимаю, что они мертвые. Смотрю ещё дальше и вижу машину, в которой заживо горит человек.

Стараюсь успокоить себя, говорю: «Так, с одной рукой люди живут. Ничего страшного, ты справишься!». Пытаюсь подняться — и тут же падаю. Снова пытаюсь встать и вижу, что моя нога вывернута назад. Всё равно себя успокаиваю и говорю: «Так, ладно. Аппарат Илизарова, полгода-год, и я снова буду ходить». Выползаю из троллейбуса — и снова обстрелы. Я вжалась в асфальт, закрыла руками голову. Ещё три мины…

Читаю «Отче наш» и прошу маму, чтобы забрала меня к себе. Потом просто лежу и смотрю в небо.

Таковы были первые воспоминания девушки, едва пришедшей в себя от болевого шока.

То, что руку уже не восстановить, она осознала сразу. Но впереди было еще одно страшнейшее известие – спасти ногу тоже не удалось. Осколок вошел в артерию, и нога, как и рука, держалась на одной мышце.

Девушка стремительно теряла кровь, жизнь уходила из нее с каждой минутой. Юля говорит, что буквально чувствова-ла, как ускользает из тела тепло, как начинается сильнейший озноб. В больницу ее доставили в со-стоянии болевого и геморрагического шока. Она слышала, как надрывно звонит телефон в ее шубе, по звонку поняла, что это бабушка, и успела крикнуть медсестре: «Ни в коем случае ничего не говорите бабушке!»

Всё время пребывания в больнице Юля находилась в реанимации. На теле девушки было шесть открытых ран: рука в двух местах, грудь, лёгкое, голова. Осколок в лёгком находится до сих пор…

— Самым трудным периодом была неделя после реанимации. Организм был ослабленный, я тогда похудела очень. С того момента начались мои мучения. Я правша, но теперь нужно всё было делать левой рукой.

Всё время со мной была подруга Лера. Врачи предупредили её, чтобы она убрала все колюще-режущие предметы в палате, таблетки, всё-всё, чем я могла нанести себе вред. Подруга боялась оставлять меня одну. Но я сказала всем, что за меня можно не беспокоиться, я хочу жить. О суициде не было и речи.

Двадцать три года, писаная красавица – кровь с молоком, хохотушка и стопроцентная оптимистка. И такая ужасная трагедия. Как с этим жить, как смириться с мыслью, что чудесного выздоровления не будет и это – уже навсегда?

«Почему я???» — пульсировала одна-единственная мысль, отчаянный крик в небеса, на который так и не получила ответа.

«Надо продолжать жить», — уговаривали друзья.

«Зачем? — рыдала в голос она. – Как с этим вообще можно жить?»

Оказалось – что можно. Оказалось – что в серую обыденную жизнь еще могут ворваться яркие краски и обогатить собой все вокруг. Как и новые друзья, протянувшие руку помощи измученной болью девушке.

Поскольку в то время в Донецке было тяжело с поставками лекарств, обезболивающих средств, депутат парламента Новороссии Оксана Бевцык организовала отправку Юлии в Ростов – в больницу скорой помощи. Ее доставили туда на специализированном автомобиле реанимационной скорой помощи в сопровождении группы медиков.

В общей сложности девушка перенесла 14 операций. Потом была Москва, реабилитационный центр.

Второе дыхание, давшее сил, она обрела в Крыму. Несколько месяцев провела на реабилитации в Евпатории, и вот уже второй раз проходит оздоровление в нашем санатории «Саки».

— Раньше часто ездила в Крым с друзьями, но отдыхали мы в основном на Южном берегу. В Саках же я раньше не была, — призналась Юля. – Первые впечатления о городе были просто нереальные: «О Боже, как здесь все доступно!» Комфортность окружающей среды, к сожалению, ощущаешь, лишь пересев на инвалидную коляску.

В санатории мне спокойно и надежно, много гуляю по парковой зоне, но вот вчера, очевидно, проводились учения, летали самолеты, и я по инерции пригнула голову – до сих пор боюсь обстрелов с воздуха.

В первый свой приезд узнала о том, что в соседней здравнице, специализированном спинальном санатории им.Н.Бурденко, проводится конкурс «Красота без границ». Решила принять в нем участие и неожиданно для себя стала…победительницей! Не скрою, было очень приятно.

Приятна и та забота, с которой ко мне относятся в санатории «Саки». Когда приезжаю сюда — словно из одной семьи попадаю в другую. От всего сердца хотела бы поблагодарить руководство здравницы, а также городские власти за душевное, чуткое отношение, за заботу, которой меня окружили.

Юля уже отправилась обратно, в родной Донецк. Дома ее с нетерпением ждала любимая бабушка Неля Владимировна. Другой родни у девушки больше нет.

Война разделила жизнь Юли на «до» и «после». Приковала её к инвалидной коляске. Разорвала душу. Но, превозмогая страх, боль и слёзы, она улыбается. Наперекор всему.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz