РАССКАЗ ТАНКИСТА |

РАССКАЗ ТАНКИСТА

Звание: мл.лейтенант, в РККА с 21.09.1939 года. Место призыва: Половинский РВК, Курганская обл., Половинский р-н (Россия).

№ записи: 80529071.

23 мая 1939 года в кабинете Гитлера в присутствии ряда высших офицеров состоялось совещание, где прозвучало: «В настоящее время задачей внешней политики Германии является расширение жизненного пространства на Восток, обеспечение гарантированного снабжения продовольствием и устранение угрозы с Востока. Польша должна быть захвачена при первом же удобном случае».

Через три месяца был подписан договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, но по всему чувствовалось, что в Европе затевается война.

1939-й — год моего призыва в армию. Служить направили на Дальний Восток. Ещё тогда, даже не предполагая, с кем придётся воевать, я впервые услышал имя Гудериана — одного из пионеров моторизованных способов ведения войны, родоначальника танкостроения в Германии и танкового рода войск в мире. В конце 30-х годов он уже победно маршировал по Западной Европе.

В 1941-м грянула Великая Отечественная война. Перед нашей Красной Армией остро стояла задача создания бронетанковых частей. В Благовещенске организовали курсы танкистов. Летом 1941 года в городе Горьком на базе автомобильно-мотоциклетного сформировалось танковое училище, возглавляемое генерал-майором Ф.Н.Раевским. Оно и было передислоцировано на Дальний Восток. Но учиться пришлось недолго. Нам спешно присвоили звания младших офицеров, выдали новенькую (с иголочки!) форму, и мы дружно отправились… в фотографию (см. снимок).

Враг наступал уже на Москву.

Глубокой осенью 1941 года с Дальнего Востока через всю страну потянулись военные эшелоны на запад, на фронт. Ехали мы долго несмотря на то, что товарняк, гружённый танками с личным составом, нигде не простаивал, шёл всё время на зелёный свет, застопорив движение гражданских поездов. Мелькали города, посёлки, полустанки… Вот и родное Зауралье уже далеко позади. Настрой у всех боевой: «Наше дело правое! Победа будет за нами!» Но, когда нас выгрузили и отправили на передовую, всю спесь разом сбило.

Те тяжёлые оборонительные, а затем и наступательные бои под Москвой я помнил всю свою оставшуюся жизнь. Ничего из теории, полученной в училище, я не встретил. Сражение шло вкруговую, и не поймёшь, где свои, где чужие. В районе Волоколамского шоссе наступал тот самый Гудериан. Он широко применял тактику блицкрига, не всегда согласуя свои действия с директивами командования. Продвигая свои танки вперёд, производя опустошения далеко за ожидаемой линией фронта, блокируя коммуникации, захватывая в плен целые штабы, он тем самым лишал части противника оперативного управления и командования. Вот почему всякая разведка была разведкой боем.

В ходе выполнения задания командования по прорыву обороны противника 16 ноября 1941 года, находясь со своей ротой в дозоре, я получил приказ провести разведку боем. День клонился к закату. То тут, то там — горящие танки, кровь на первом выпавшем снегу… В сумерках, пробиваясь сквозь чащу, медленно ползёт вперед моя командирская «тридцатичетвёрочка». Вдруг — мощный взрыв! Нарвались на противотанковую мину. Не медля ни минуты, пересел на другую машину. И снова – вперёд. От результата нашей разведки зависит весь дальнейший ход боевых действий. Груз ответственности лежит непомерной тяжестью. Я должен! Я сумею! Только я, ведь за мной — братья-танкисты. Поведу не туда — смерть. Укажу правильное направление — победа.

А в танке — глухо! Обзор через смотровую щель вообще никакой. Сумерки сгущаются. Не видно, не слышно. В нарушение инструкций открываю люк танка и высовываюсь почти по пояс. Вот теперь всё видно, и многое стало понятно. Разведка удалась. Успеваю отдать приказ своему танковому взводу, и тут Т-34 подбрасывает на кочке. Сильный удар люком по голове… Контузия, перелом позвоночника, полностью обездвижен.

Но тот наш победный бой под Москвой был в числе слагаемых общей битвы за столицу, отчаянной кровопролитной битвы, в которой генерал-полковник германской армии Гудериан Гейнц Вильгельм, по прозвищу «Быстроходный Гейнц», «Гейнц-ураган», впервые потерпел поражение!

А для меня начались новые испытания: год тыловых гос­питалей, частичное восстановление здоровья, усыха­ющая половина туловища. Комиссовали в 1942-м году. Был направлен в тыл, а там — одни старики, бабы да дети. Работал кем только можно: агрономом-полеводом (по первому образованию), главным инженером и главным бухгалтером. Словом, один — за всех, без выходных и проходных, с рассвета до заката, изо дня в день, из месяца в месяц. Позже — директор МТС… «Всё — для фронта! Всё — для победы!»

В 1942-м с фронта пришла похоронка на старшего брата Якова, а в 1944-м — на младшего Михаила. Но мы одержали Великую Победу. Помните это, дети.

Нина ОСТАПЕНКО

(БУХТОЯРОВА).

 

Послесловие от автора публикации:

рассказ написан по воспоминаниям моего отца. Тому, кто сейчас скажет «завалили трупами», я отвечу так.

Мы взяли верх силой духа! Мы вырвали её волей народа. Против нас воевала вся Европа. И если сложить цифры всех потерь, то выйдет совсем другая арифметика.

 

На снимке:

МОЙ ОТЕЦ. Николай Антонович Бухтояров —     зам.командира танковой роты 124 танкового полка Северо-Западного фронта, командир Т-34, участник битвы под Москвой. 16 ноября 1941 года во время разведки боем в районе Волоколамского шоссе, где наступали бронетанковые войска генерал-полковника германской армии Гудериана, отец был тяжело ранен…

Фашисты Москву тогда не взяли!

Поделиться