СВОИХ ВСТРЕЧАЛИ С РАДОСТЬЮ |

СВОИХ ВСТРЕЧАЛИ С РАДОСТЬЮ

— Во время оккупации наша семья жила на улице Привокзальной, недалеко от нефтебазы, — делится воспоминаниями Михаил Евменевич Доценко, 1938 г.р.  — Этот район много раз попадал под бомбёжки — и немецкие, и наши.

Так, в марте 1942 года советские самолёты бомбили немецкие составы на железной дороге, и несколько бомб упали на нашу улицу. Одна из них попала в наш дом. Возможно, бомбы снесло в сторону жилых домов ветром (в тот день он дул очень сильно). Обычно мы скрывались от бомбёжек в погребе, а в тот день не спрятались, потому что родителей не было дома. Я был ранен, потерял сознание и очнулся, когда мне оказывали помощь в доме соседей. Моя старшая сестра Наталья, красивая двадцатипятилетняя девушка, была смертельно ранена и на третий день умерла.

Хоть я и был совсем мал, но помню эти события очень хорошо. Оккупанты вели себя нагло, любили поиздеваться, показать свою силу. Двух моих старших братьев угнали в Германию. Однажды на нашей улице немец убил молодого парня только потому, что захотел отнять у него красивую зажигалку.

13 апреля 1944 года с утра гремели далёкие взрывы и выстрелы. Этот гром катился, как волна,  становился всё ближе и ближе. Мы понимали, что приближаются наши войска, сидели в своём погребе и с нетерпением ждали освобождения. Брат Вася периодически поднимался наверх, чтобы не пропустить вступление наших войск в Саки.

После очередной разведывательной вылазки он сообщил нам, что на пустыре между шоссе и нефтебазой окопалось и заняло боевую позицию подразделение румын, но со стороны молокозавода к ним примчался мотоциклист, что-то прокричал и умчался. В ту же минуту румыны побросали в грузовик оружие, запрыгнули в него сами и уехали по Евпаторийскому шоссе в сторону Симферополя. Мама затащила Васю в погреб. Но вскоре он опять вырвался «в разведку» и донёс нам, что по нашему огороду между прошлогодней ботвой кукурузы отступают  перебинтованные, обвешанные оружием немцы.

А когда Васе удалось высунуться из погреба ещё раз, он увидел, что со стороны Евпатории по шоссе несётся наш советский танк, и к нему  отовсюду бегут люди. Вася тоже побежал, а меня не отпустила мама. Но из своего двора мы видели, что танк остановился на перекрёстке шоссе и улицы, которая теперь носит имя 2-й Гвардейской Армии.

Из танка вылез танкист–армянин. Люди подбежали к нему, плакали, обнимали, целовали и вручили  хлеб — соль. Танкист очень спешил, спросил, куда отступают немцы, крикнул: «Ну, гады, не уйдут!» — и помчался дальше.

Потом у нас стояли наши солдаты. Они были очень добрыми, позволяли мне играть в их полуторке, катали на лошади, водили на обед в свою полевую кухню, там я впервые попробовал невероятно вкусный гуляш. Один из солдат – грузин, очень красиво пел «Сулико», а мой брат Иван подыгрывал ему на скрипке. Позже этот солдат был ранен под Севастополем и писал нам письма из госпиталя.

Семьдесят три года прошло – даже не верится! Помнится, как будто всё  было только вчера.

Подборку подготовили сотрудники

Сакского музея краеведения и истории грязелечения

М.КАРА,  С.КОНДРАТЮК,   Х.МУСТАФАЕВА.

Поделиться

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
wpDiscuz